Каким можно увидеть Гаур

Гаур, село в Чернышевском районе, накрыла грозовая туча. Белобокий телёнок, что первые дни начал выходить на зелень, мок под проливным дождём. Хозяйка пыталась заманить сосунка ведром, на дне которого плескалось молоко, а тот разрывался между свободой и угощением. Хоть и не из материнского вымени, а родным и лакомым пахнет. После долгих трудов под дождём хозяйке всё-таки удалось заманить гуляку.

Картина эта породила привычные сейчас сельские ассоциации: заманить на малую родину молодёжь или вернуть из дальних краёв пожилых чаще всего удаётся невидимыми родовыми ниточками. Историям таким за время поездок по забайкальским сёлам нет числа. Кто-то приехал ухаживать за больной мамой, другому надоело целыми днями стоять охранником в магазине, а иногда просто родина потянула так, что плюнул на комфорт и благополучие и вернулся.

Английский язык от морфлота

Вернулась на малую родину и семья Рачковых. Глава семьи Александр, шесть лет отслуживший на флоте, поднявшись до должности второго помощника капитана, теперь учит ребятишек английскому языку и параллельно ведёт фермерское хозяйство, а супруга трудится в детском саду. Они оба родом из Гаура, со школьной скамьи знакомы, и чувства с той же поры, проверенные временем и жизненными испытаниями.

Александр из тех людей, что не боятся перемен и смены рода деятельности. После школы пробовал себя в качестве студента финансово-экономического заведения в Благовещенске, а потом потянула мореходка. Учёба давалась легко, были перспективы её продолжения в Академии водного транспорта Новосибирска, но его позвала практика – первая навигация. Перед ней – обязательный пакет документов с обязательным условием: знание английского языка. «Непременное условие: общение с иностранными судами только на английском языке, уровень должен быть высоким. Вообще на корабле сейчас все системы безопасности и 11 средств связи на английском, так что школьная программа больших усилий не потребовала», – поясняет Александр Владимирович. Говорит и о том, что, оставляя флот, выбирал между ним и семьёй: в августе сын родился, а навигация в конце октября только закончилась, получается, от рождения три месяца первенца не видел. Насмотрелся на судьбы многих капитанов на флоте и решил, что семья есть семья, не всегда всё решают деньги.

На дедовом месте

В 2009 году официально появилось КФХ, которое Александр ведёт совместно с братом Геннадием. Дельным советом и отец Владимир Геннадьевич, что был главным инженером колхоза «Гаурский», поможет.

«Начали мы с покупки старой техники от развалившихся колхозов, появилась программа по получению грантов, мы составили бизнес-план и стали первыми в районе, получили 250 тысяч рублей и приобрели нетелей казахской белоголовой породы. В том же году позаимствовали технику и распахали первое поле, посеяли овёс. Место это для нашей семьи непростое: тут когда-то дед наш Геннадий Михайлович с овцами молодым пацаном стоял, был тут и стригальный пункт. Дед потом стал механиком, да таким, про которых говорят «от бога». Брат мой Геннадий от него чутьё к технике приобрёл, первый наш комбайн реанимировал к работе. Наверно, не случайно, что оба мы названы в честь дедов, вот сюда и вернулись работать», – начинает свой рассказ о фермерстве Александр Владимирович.

Постепенно дошли братья Рачковы до 120 гектаров. Смогли решить проблему покупки дорогостоящих семян (КамАЗ пшеницы сорта «Терция» обходился в 100 тысяч рублей): вначале покупали репродукцию, потом элиту и, наконец, появились свои семена, стало проще. Помогал и тот фактор, что сеяли не на залежах, а на ещё не до конца запущенных колхозных полях, взятых в аренду. Получалось неплохо, бывало и по 25 центнеров зерна на круг.

Подножки и подъёмы

В 2015 году свои коррективы внёс выпавший в конце сентября снег. Рачковы по совету бывалых агрономов старались приступать к уборке с началом первых заморозков, потому что такое зерно легче сохранить. Снег положил все посевы и заставил задуматься о дальнейшем развитии удачно начатого свиноводства. Благодаря объявленному ЧС получили фермеры 150 тысяч поддержки. «Продавали на 100 тысяч поросят, на одну кормёжку уходило 6 мешков овса. Сейчас оставили небольшое маточное поголовье и планируем приобретение производителя. Посевом год не занимались, но совсем расставаться с землёй не хотим. В планах продолжать, поднять паров гектаров 70. Коррективы внёс и приход АО «Комсомолец», арендные земли стали уходить, а межевать мы на тот момент опасались, зная о неудачном опыте отца. С 2006 года работали у нас первые кадастровые инженеры, отец за каждые четыре точки отмежёванного участка заплатил по 10 тысяч, а фирма испарилась. Сейчас межуем», – говорит Александр.

Как и все забайкальские фермеры, периодически имеют Рачковы нужду в толковых рабочих руках: без них никак – оба работают не только на КФХ.

В этом году Гаурскую школу покинула семья педагогов – учитель начальных классов и физвоспитания. Александр планирует заочное обучение на факультете физвоспитания. Английский язык придётся совмещать с уроками физкультуры, под его руководством и пришкольный участок. Подспорье школе и фермерская техника.

Впятером на 20 лет

В Гаурской девятилетке в день приезда было оживлённо – начал работу пришкольный лагерь. Ещё на входе чувствовался аромат борща из школьной столовой, и начиналась репетиция к предстоящему празднику. День России в Гауре отметят концертом, и учителя, и дети совместно с культработниками успевают готовить праздник.

«У нас сейчас 12 педагогов, к предстоящему учебному году не хватает учителей математики (уходит на отдых Наталья Николаевна Вологдина, что больше 40 лет отдала школе) и начальных классов, вакансии свободны. Сделали заявки в Сретенский и Балейский педколледжи, но пока никаких обещаний нет. Сейчас только себе вопрос задаёшь: выпуски есть, а где учителя? Из наших выпускников только начали учиться в педагогических заведениях три девочки, одна учится в ЗабГУ на специальности «математика и информатика», но к нам не планирует. Сейчас один выход – своих привлекать. Есть у нас человек с дипломом психолога, в детском саду работает, уговариваем в школу, переподготовку пройдёт и учителем будет. Вообще у нас для молодых педагогов и квартиры есть в трёхквартирном общежитии, мы туда по договору жильцов пускаем, чтобы сберечь. Школа после ремонта, тепло, спортзал отличный, туалеты тёплые, кухня оборудованная и Чернышевск в шести километрах», – поясняют вопросы кадров директор Елена Шастина и завуч Елена Лебедева.

Они знают, о чём говорят. В 1999 году обе приехали сюда в числе пяти выпускниц Сретенского педучилища и Фирсовской школы Сретенского района. Все остались, вышли замуж, в 2011 году трое получили высшее заочное образование. Елена Геннадьевна уже 10 лет в должности директора. Пережили всякое: до 2017 года работали в школе, где зимой было шубы не снять, а сейчас щеголяют в туфельках. Нечастый этот случай ещё раз подтвердил, что лучше всего приживаются в селе сельские девчонки, не понаслышке знакомые с деревенской жизнью и умеющие совместить работу в школе с животинкой во дворе. Приехали, когда никаких программ для молодых специалистов на селе не было. «А сейчас семья педагогов по программе дом в 100 квадратных метров построила, и всё равно не едут», – слышу комментарий.

Один в поле воин

Елена Алексеевна Лебедева проводит короткую экскурсию по школе, и мы попадаем на кухню, где у повара Светланы Барановой уже готов обед – борщ, плов и салат из огурцов. В Гаурской школе 75 учеников, и по стандартам Светлане помощник вообще не положен. Так что с кастрюлями и посудой она целый день «воюет» одна, начиная в семи часов утра. Можно и на помощника согласиться, тогда МРОТ надо на двоих делить. Вот такая арифметика. Но хоть и трудится Светлана в одиночку, а всё равно доходов этих не хватает для того, чтобы получить ипотеку на строительство жилья. Доход супруга тоже невелик – заработная плата школьного сторожа. Это для села как будто деньги приличные, но вот для банка – не «аргумент».

В день приезда помощники были – Юля Николаева и Таня Золотухина в качестве отработки на пришкольном участке дежурили на кухне. Там и фото сделали на фоне рисунков, выполненных руками всё того же Александра Владимировича Рачкова (о таком таланте в разговоре он, конечно, умолчал). Проходя по уютным кабинетам, Елена Алексеевна говорит о том, что не хватает школе только новой мебели, и показывает в окно арки от бывшей колхозной теплицы, что расположилась совсем рядом с пришкольным участком. «Были желающие взять в пользование и заниматься производством, да нельзя из-за близости школы, а так бы хорошо, была бы людям работа», – слушаю мою собеседницу. Есть в коротком комментарии и боль, и забота о селе, где, как и везде, остро не хватает работы. И так же, как и в большинстве сёл, при безработице не найти пастуха для общественного стада. Вот такие они, наши парадоксы.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)