Кинематограф выше Неба. Часть 2

Сегодня, уважаемые друзья, я продолжаю знакомить вас с историей одного из самых специфических и даже экзотических жанров кинематографа.

1927. В кадре – Иисус!

В прошлой «Телемании» мы остановились на одной из самых знаменитых, веховых в истории «религиозного» кино, картине «Бен-Гур» – экранизации одноимённого романа и пьесы Уильяма Уоллеса. Впервые фильм был поставлен ещё в 1907 году, затем в 1925, 1959 и 2016 годах. Самой известной стала версия режиссёра Уильяма Уайлера от 1959 года.

Но если все четыре экранизации «Бен-Гура» построены на «закадровом» Христе, то в фильме Сесиля Де Милля «Царь Царей» и одноимённом ремейке-блокбастере от 1961 года Николаса Рэя Иисус был показан во весь рост и всему миру!

Советниками при создании версии 1927 года были иезуит, представитель американского Федерального совета церквей и раввин. Съёмки этой картины, посвящённой проповеднической деятельности, гонениям, распятию, воскресению и вознесению основателя христианства, были с самого начала окружены ореолом библейских историй и старательно «пропиарены» мощной рекламой. Первый съёмочный день начинался с молитв представителей католицизма, протестантизма, иудаизма и даже ислама. Месса каждое утро в павильоне, молитвы во время съёмок сцены распятия (снималась намеренно под католическое Рождество), атмосфера благоговения, охватывавшая актёра Генри Байрона Уорнера, когда он был в одеждах Христа, – всё было призвано поддержать всеобщее обожествление не только главного образа, но и картины в целом.

Она имела оглушительный успех. После триумфа «Царя Царей» в 1935 году Де Милль создал религиозный боевик «Крестовые походы», который попросту провалился в прокате.

Рай и блаженство кинотворцов

В тридцатые и сороковые годы западное религиозное кино переживало вместе с мировой кузницей киногрёз сначала кризис, а затем и военное лихолетье. Лишь к концу пятидесятых наметился заметный сдвиг, связанный вовсе не с повышением духовности католической и протестантской паствы, а с появлением широкого экрана, стереозвука и полноценного цветного изображения. Тем более в затылок дышал враг большого кино – телевидение.

Голливудским боссам и главенствующим в США церквям пришлось пойти ва-банк. Многомиллионные ставки были сделаны. И повалились, как из рога изобилия, ремейки довоенных картин, ставшие благодаря технике религиозными кинематографическими суперколоссами: «Десять заповедей» (1956), уже упомянутый «Бен-Гур», «Соломон и царица Савская» (1959), «Эсфирь и царь» (1960), «Царь царей» (1961), «Варавва» (1961), «Содом и Гоморра» (1961), «Величайшая из когда-либо рассказанных историй» (1965), «Библия: В начале…» (1966) и т.д. и т.п.

Особую волну фильмов религиозной тематики создала школа итальянского кино. Здесь наиболее знаменита евангельская экранизация «Евангелие от Матфея», созданная в 1964 году Пьером Паоло Пазолини. Ведущей идеей фильма стал «христианский социализм». Христос был представлен лидером неимущих. Картина с особой скрупулёзностью перенесла текст Писания на экран, создав поучительное зрелище. Ватикан дал высокую оценку работе Пазолини.

Суперзвезда и «Искушённый»

В начале 1970-х годов религиозный кинематограф, дабы увлечь разуверившуюся в реальном, несправедливом, буржуазном, но христианском мире молодую паству, приобрёл совершенно новую черту. Движение хиппи, антивоенные митинги, молодёжные бунты и появление музыкальной рок-культуры способствовали рождению нового Иисуса – «Иисуса Христа – суперзвезды», рок-оперы Эндрю Ллойда Веббера, и последующей в 1972 году её экранизации режиссёром Норманом Джуисоном. Само название рок-оперы знаменовало собой слияние старого и нового культов.

До конца XX века зарубежный кинематограф почти прекратил обращаться к теме бытия святых. Крупным исключением стала в 1988 году работа маститого режиссёра Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа». Экранизация одноимённого романа Никоса Казандзакиса вызвала настоящую бурю протеста у церкви и даже ряд терактов католических фанатиков в залах кинотеатров. Роман и фильм трактовали евангельскую историю как притчу о вечном соперничестве в человеке плотского и духовного. В картине Скорсезе обычный плотник из Назарета, призванный Богом, вынужден нести все тяготы своего предназначения. Последним искушением для него оказалось видение будущей жизни с Марией Магдалиной, если бы Иисус был спасён от распятия на кресте…

Страсти и знамения

Ренессанс светлых сил в кинематографе в полной мере наступил, пожалуй, лишь в 2004 году, когда актёр и режиссёр Мэл Гибсон снял спорную, даже отчасти скандальную трактовку последних часов жизни Мессии «Страсти Христовы». Дело в том, что эту, по-своему уникальную, талантливо поставленную картину ряд критиков признал слишком жестокой, натуралистичной и кровавой – настолько «документально», со всеми подробностями были показаны истязания Христа, включая бичевание и распятие. В истории религиозного кинематографа это был первый случай, когда верующие зрители (включая актёров) разделили мнение критиков и даже бойкотировали некоторые кинотеатры, где шла картина Гибсона. Что же касается церкви (католической, протестантской, лютеранской), то в целом отзывы о фильме были положительными, при этом в ряде комментариев по поводу излишней жестокости не раз отмечалось, что «на самом деле всё было ещё страшнее».

Во время работы над фильмом (он снимался в Индии) произошло немало таинственных событий. В крест, на котором Джеймс Кэвизел, исполняющий роль Иисуса, изображал распятие, ударила молния. Актёр не пострадал и даже узрел в этом добрый знак. Однако некоторые члены съёмочной группы и многочисленные зрители, наблюдавшие за съёмками, восприняли это событие как выражение гнева Господа. Кэвизелу, кстати, пришлось носить на себе 70-килограммовый крест (примерно столько и весил крест Христа), таково было условие режиссёра.

А во время сцены бичевания Иисуса, опять же по настоянию режиссёра и с согласия Кэвизела, актёру дважды нанесли удар хлыстом. Если первый удар сразу свалил его с ног, то второй вывихнул ему челюсть. Съёмки пришлось прервать…

Но самым необычным стало решение Гибсона озвучить фильм не на английском, а воссоздать ту языковую среду, которая была больше двух тысяч лет назад. Христос обращается к ученикам на арамейском языке (по происхождению Сын Божий – галилеянин), первосвященники говорят на иврите, а Пилат и легионеры общаются на латыни, что лишь усиливает эффект от происходящего на экране.

Интересно, что русская православная церковь отозвалась о фильме Гибсона сдержанно, но в целом доброжелательно, хотя и с некоторыми оговорками.

Последние несколько лет кинематограф пополнился целым рядом зрелищных блокбастеров: «Легион», «Десять заповедей», «Ной», «Сын Божий», «Исход: Цари и боги» (включая и провалившуюся в прокате четвёртую версию американского «Бен-Гура» в постановке режиссёра Тимура Бекмамбетова) и др. Но все эти работы являют собой Зрелище без попытки передать зрителям хотя бы что-то подобное Откровению…

По вполне понятным причинам особняком в западном религиозном кинематографе и прежде всего в США стоит целая вереница произведений о нисходящей духовной трансцендентности. Демоны, тёмные силы и сам анти-бог – князь Тьмы беснуются на экранах многие десятки лет. О картинах, «официально проклятых» Ватиканом, и отношении к ним современной церкви (в том числе православной) – в следующей нашей встрече.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)