Moje wojenne dzieciństwo*

*Моё военное детство

В период Второй мировой войны военное детство было не только у наших советских дедов, под ружьё были поставлены солдаты 57 государств. Для того чтобы проникнуться трагедий всех людей, независимо от их национальности, предлагаю адаптированный перевод фрагментов воспоминаний простых людей трёх стран.

В социальных сетях Польши своими воспоминаниями делится Адам Косески. «Жизнь в оккупированной и страдающей от репрессий столице была опасной, голодной и холодной. Но Варшава не сдавалась, несмотря на облавы, депортации в лагеря смерти членов движения сопротивления и мирных жителей, а также постоянную стрельбу на улицах города. Казалось, что повседневная жизнь людей парализована. Тем не менее, надежда и вера в разгром гитлеровцев не угасали.

Хорошо помню одно событие, которое могло закончиться трагически для меня и моей матери. Бомбардировка немецких городов военно-воздушными силами союзников и разгром нацистских войск на Восточном фронте вызвали рост оптимизма у измученного населения Варшавы. Как-то раз я ехал с мамой в трамвае и с детской беспечностью стал напевать популярную среди многих поляков песню, в которой были такие слова: «Берлин горит, Гамбург горит, Гитлер и Геринг сумасшедшие». В вагоне, к счастью, ехали только поляки, и среди них не оказалось ни одного тайного агента гестаповцев. Уже на следующей остановке мы вышли из трамвая, а я получил от мамы серьёзное внушение».

***
Изабеле Кульбите из Вильнюса рассказывает: «Моё детство закончилось одной страшной ночью, когда бомбили Шяуляй.

Фронт приближался к нам пугающе быстро, пока не наступила роковая ночь. Накануне жители Шяуляя каким-то образом узнали, что город подвергнется бомбардировке на следующую ночь, и начали массово выезжать как можно дальше. Наша семья также взяла только самое необходимое и отправилась пешком в толпе таких же обездоленных людей. По сей день помню то чувство страха и отчаяния, которое возникает, когда уходишь в неизвестность.

Мы шли очень долго. Вечером нам удалось укрыться в далёкой деревне, в небольшом сарае.

Ночью Шяуляй действительно бомбили. Мы видели, как вдали полыхает пламя. Родители всячески успокаивали нас, детей, но все мы не могли найти себе места: всю ночь смотрели на родной город, охваченный огнём и дымом».

***
У японской женщины Кейко Ямада своя история: «В годы войны всякие законопослушные родители воспитывают своих детей в соответствии с государственной идеологией в духе патриотизма. И в семье, и во дворе, и в школе все говорили только о «скорой победе» над врагами Японии. На словах всё представлялось радужным, но стоило серьёзно задуматься о происходящем, как становилось страшно.

Наши родители просто смирились со своей судьбой, потому что иначе пришлось бы осознать тот факт, что война влечёт за собой нарушение первой буддийской заповеди не убивать как людей, так и животных.

Однако после того как я увидела большой и красивый город Осака после бомбёжки, меня, в то время школьницу, охватил настоящий ужас. Уже тогда я поняла: войне нет места в жизни человека, потому что это… сумасшествие».

Закончим эту заметку четверостишием поэтессы Екатерины Кириловой:

Вы смотрели в глаза тех детей,
Знает кто о войне не из книжек?
Потерявших отцов, матерей,
С умным взглядом невзрослых детишек?..

по материалам nishinippon.co.jp, nurniazov.livejournal.com, tygodnikprzeglad.pl, lrt.lt, kyoto.coop, inpearls.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)