Нечто из 80-х. Часть 2

Сегодня мы продолжаем разговор о том, как появилась легендарная картина режиссёра Джона Карпентера, съёмки которой начались 40 лет назад. В СССР конца 1980-х она стала известна благодаря видеосалонам и видеозалам под шокирующим названием «Тварь». Во всём остальном киномире с 1982 года фильм знают как «Нечто». Итак…

Антарктика в Арктике и наоборот

Съёмки проекта начались 5 июня 1981 года, причём без актёров и… без режиссёра. Поскольку действие фильма происходило в Антарктиде, оператор-постановщик и его группа отправились в её прямо противоположную, более достижимую «северную версию» – на Аляску. Здесь же сняли начальные кадры фильма с вертолётом норвежцев, преследовавших собаку, «заражённую» инопланетным Нечто, бегущую по снежной пустыне.

В это время режиссёр со второй небольшой съёмочной группой отправились с оказией (грузовым самолётом) в противоположную от коллег сторону – в Антарктиду. На настоящую (!) исследовательскую базу. И хотя здесь было отснято незначительное количество материала, главной целью Карпентера было проникнуться атмосферой реальной исследовательской станции, увидеть работу и быт настоящих полярников.

Полярники и +30°

Пока на крайнем севере и юге на киноплёнку фиксировались первые кадры «Нечто», в павильоне №29 студии Universal завершалось строительство декораций внутренних помещений базы и близлежащих «зимних» ландшафтов.

Актёрский состав, которому предстояла борьба не на жизнь, а на смерть с инопланетным пришельцем, способным внедряться в тела своих жертв, перестраивать их изнутри по своему подобию, оставляя внешне неизменными, был немногочислен – всего 14 человек. Известным был только исполнитель главной роли пилота вертолёта Мак-Риди актёр Курт Рассел. Режиссёр следовал принципу «меньше знакомых лиц – больше внимания к сюжету».

Работа в павильоне началась в августе. На улице стояла такая жара, что столбик термометра уходил за отметку 30° выше ноля. Внутри же студии была «Антарктида»: снег, лёд, мороз. Если «осадки» были пластиковыми, то холод – вполне настоящим. Чтобы добиться пара от дыхания полярников, температура была понижена до -7°. Для натуральности часть деревянных декораций заморозили при помощи жидкого азота. Но вскоре рядом с пластиковыми сосульками появились вполне настоящие…

Для актёров съёмки стали испытанием: холод, сырость, сквозняки. «Полярникам» режиссёр прописал время от времени принимать «для сугреву» спиртное. Оно же давало возможность снять ещё и психологическое напряжение. Дело в том, что очень тесные (в некоторых было невозможно вытянуться в полный рост), местами даже зловещие декорации полярной станции «давили» так, что вся съёмочная группа страдала клаустрофобией и чувствовала себя крайне некомфортно.

О самой жуткой сцене

Задолго до съёмок с людьми-актёрами, в мае 1981-го, главный художник по спецэффектам Роб Боттин вместе со своей командой дизайнеров начал работу над актёром – не человеком, невиданным Нечто. Художнику понадобилась масса аниматроники – аппаратуры, позволяющей «оживить» многочисленные модели страшного пришельца.

Одним из самых эффектных и запоминающихся эпизодов фильма с использованием спецэффектов стал тот, в котором выяснилось, что геолог Норрис, у которого было больное сердце, тоже оказался жертвой Нечто. Помните? Доктор Коппер пытается реанимировать его путём дефибрилляции. Однако грудная клетка Норриса раскрывается и… откусывает руки врача (см. фото). После этого отделившаяся от туловища голова несчастного геолога трансформируется в паукообразное существо, пытающееся скрыться на тонких ножках.

Для съёмок этой сложной сцены команда Боттина создала гидравлическую конструкцию с копией тела актёра сверху неё. В данной сцене настоящими были только голова, шея и плечи актёра. На месте груди и живота находилась установка, которая должна была открыться, разорвав силиконовую кожу, и «откусить» руки медику. Ассистенты – двое под столом, один снаружи – за кадром управляли этой конструкцией.

Также для этой сцены на роль доктора Коппера был найден дублёр, у которого из-за несчастного случая на работе были когда-то ампутированы руки до локтей. На голову дублёру была надета силиконовая маска лица актёра Ричарда Э. Дайсарта, исполнявшего роль доктора. Руки, которые откусывала грудная клетка Нечто, были выполнены из лубриканта на основе синтетического воска, кости были изготовлены из парафина, а вены и артерии – из силикона и резины.

Сцена, созданная безо всяких компьютеров, вызывает шоковое впечатление и по сей день. Как и та, последующая, когда голова бывшего геолога, ставшая частью ещё одного Нечто, медленно отделяется от туловища, падает на пол, затем при помощи щупальца-языка забирается под соседний стол. Через секунды голова в перевёрнутом виде на глазах у зрителей обретает паучьи лапы и, зловеще шипя, начинает двигаться.

Кошмарное языко-руко-ногое

Для отделения Нечто-головы от туловища геолога Боттин использовал расплавленную пластмассу и… жевательную резинку. Эта смесь, умело раскрашенная, была неотличима от настоящего кожного покрова. Ходячей головой управляло трое техников, спрятавшихся под столом. Язык-щупальце, цепляющийся за мебель, был снят обратной съёмкой: его, резинового, крепили к ножке стола, голову монстра легонько тянули назад, «язык» отцеплялся и устремлялся к «хозяину». В кадре получалось всё наоборот. Надо заметить, в фильме целый ряд эффектных эпизодов был сделан именно методом обратной съёмки. Паучьими лапами Нечто управляли под полом декорации два кукловода. Лишь когда монстр направился к выходу, голову заменили радиоуправляемой моделью (см. рисунок-схему художника Р. Боттина).

Вкусный инопланетный агрессор

Самого Нечто и его различные ипостаси в виде собак и людей, в которых он превращался, изготавливали в основном из латекса. Для того чтобы куклы выглядели как можно правдоподобнее, а значит, «живее», Боттин обливал их кукурузным сиропом, желатином, клубничным джемом и другими продуктами растительного происхождения. Это придавало куклам жуткий и вместе с тем удивительно реальный вид. Джед – полусобака-полуволк, с блеском «исполнивший» роль норвежского пса, «захваченного» пришельцем, на протяжении всех съёмок очень интересовался вкусными монстрами Боттина и даже умудрился с удовольствием обглодать одного из них. С этого момента рассерженный художник дал инструкцию дрессировщику перед съёмкой плотно кормить пса, чтобы тот не покушался на «инопланетян».

Огненная катастрофа!

В последний съёмочный день в павильоне произошла катастрофа. Отсняв последний кадр с самым сложным макетом Нечто, Карпентер решил поэкспериментировать и добавить в кадр «для живописи» немного огоньку. Никому и в голову не пришло, что помещение, где велась съёмка, было наполнено горючими парами… От первой же искры огонь охватил весь павильон. Никто из группы в пожаре не пострадал, но модель, над которой Боттин трудился несколько месяцев, была уничтожена огнём, как и все студийные декорации. Режиссёр недолго горевал и обратил ситуацию в пользу фильма – на пепелище американской полярной станции он снял согласно сюжету пострадавшую от Нечто и пожара базу норвежскую…

После окончания студийных съёмок в декабре 1981 года команда Карпентера отправилась доснимать «натуру» в Канаду.

«Шоу безумца»: провал, причины и…

Во время монтажа продюсеры вынудили Карпентера убрать ряд довольно жестоких сцен, иначе картину ждало ограничение зрительской аудитории до 18 лет.

По всем прогнозам получившаяся картина просто обязана была стать хитом. Премьера состоялась 25 июня 1982 года и… провалилась! Собрав «ничтожные» 13 млн долларов (бюджет – 15 млн) за три недели проката, фильм исчез из поля зрения.

Одной из главных причин провала ленты Карпентера стало неудачное время премьеры. Публика в это время сходила с ума от новой сказки Спилберга «Е.Т.» о приключениях попавшей в беду инопланетной безухой «чебурашки». Вполне понятно, что после трогательной истории зрителям и большинству критиков не понравились излишняя, как им тогда показалось, жестокость, кровавость и отвратительность перерождающегося пришельца. Американский кинокритик Роджер Эберт, например, оценил фильм как «шоу безумца, отвратительное кино».

Ситуацию с «Нечто» усугубило ещё одно событие – почти в один день с детищем Карпентера была выпущена новая фантастическая картина Р. Скотта «Бегущий по лезвию бритвы».

…триумф!

Настоящая слава и признание к «Нечто» пришли только ближе к концу 1980-х годов, когда фильм получил статус культового после выхода на видео и регулярных показов на ТВ. Работа Карпентера, не как ремейк фильма 1951 года, а как самостоятельная серьёзная и удачная экранизация оригинального рассказа писателя Д. Кемпбэлла, была, наконец, достойно оценена зрителями и критикой. Как и титаническая работа над революционными для своего времени спецэффектами Роба Боттина. В конечном итоге «Нечто» Карпентера достойно заняло высокое место на Золотом Олимпе мирового фантастического кинематографа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)