Необычайные приключения робото-человека и человеко-школьника. Часть 2

40 лет назад, сначала весной, а затем вот в такие же беззаботные летние каникулярные деньки, явилась в наш мир она – машина в облике мальчика – робота-андроида пятого поколения по имени Электроник.

…С февраля 1979 года съёмочная группа Бромберга, режиссёра, рискнувшего взяться за экранизацию фантастических повестей Евгения Велтистова «Электроник – мальчик из чемодана» и «Рэсси – неуловимый друг», приступила к поиску и отбору актёров (см. фотопробы близнецов на роли главных «дубликатов»). С большим трудом была найдена блестящая пара (386-я по счёту) москвичей, мальчишек-близнецов Юры и Володи Торсуевых, утверждённых на главные роли Сергея Сыроежкина и Электроника.

Хорош Гусь!

После счастливой находки и утверждения близнецов на главные роли, казалось, теперь всё пойдёт как по маслу и с остальными юными актёрами – одноклассниками и знакомыми человеко-андроидной пары. Да не тут-то было! Едва появились Торсуевы, как сразу появилась проблема – парня, который отлично прошёл все пробы и был утверждён на роль «антагониста» Сыроежкина – хулиганистого спортсмена и главного силача 6«Б» Макара Гусева – нельзя было снимать. Верзила доставал Торсуевым едва… до плеча. Ну какая же это главная «шишка» класса?! Помощники режиссёра срочно принялись за поиски дылды Гуся и … ничего. Дело дошло до критического момента – группа уже давно перебазировались в Одессу, на студию, и через сутки планировался уже первый съёмочный день. И тут по совершенной случайности, как это часто бывает в киносъёмочной жизни, в последний, решающий день, второй режиссёр фильма, который ведает у киношников поиском актёров, завернула в одесский интернат. Едва войдя в вестибюль, женщина была немедленно сбита с ног и рухнула на пятую точку, поскольку в неё на полной скорости врезался оседлавший лестничные перила длинный, немаленький, конопатый и смешной мальчишка. Звали перильного гонщика Васей Скромным (такая вот настоящая фамилия). Он и стал неподражаемым Макаром Гусевым.

Скромница, красавица

Майкой Светловой – умницей, спортсменкой, пионеркой и просто красавицей, объектом воздыханий Сыроежкина, должна была стать знаменитая красношапочная Яна Поплавская, но юная звезда приболела звёздной болезнью и отказалась. Пробовалась на роль Майи и никому тогда не известная Оксана Фандера, но ей досталась небольшая эпизодическая роль девочки, которая всё время путала фамилию маленького рыжего школьника Чижикова («Эй, Рыжиков!» – «Я не Рыжиков. Я – Чижиков…»). Вакансия на роль симпатяжки Майки оставалась открытой до тех пор, пока однажды на студию не пришла тихая скромная девочка Оксана Алексеева. Подойдя к оператору-постановщику фильма, она застенчиво и наивно спросила: «А можно я тоже попробую посниматься?» «Да без проблем, дочка…» – оператор, не заглядывая в списки претенденток, по собственной инициативе, скорей по инерции, чем ставя перед собой творческую задачу, отснял пробу и через минуту забыл об Оксане. Отсматривая проявленный материал с десятками проб, Бромберг вдруг завопил: «Да вот же она – Майка!» Немного придя в себя, режиссёр начал пытать оператора: «Кто такая? Её же в списке кандидатов вроде не было…» Пришлось оператору признаваться, что это его «вина». Так Оксана Алексеева стала Майей Светловой.

Профессор: кукольник, нацист, вальяжный парень

Добрым, мудрым, задумчивым профессором Громовым, изобретателем и программистом Электроника, мог стать вовсе не привычный в этой роли самый высокий (рост более двух метров) актёр СССР, Николай Гринько, а не менее знаменитый Ростилав Плятт, но он показался Бромбергу слишком вальяжным. Мог стать Громовым и отец известной актрисы Алисы Фрейндлих – не менее прославленный Бруно Фрейндлих, но вмешалась судьба – сразу после проб актёр заболел.

А вот можете, друзья, представить профессора Громова… Карабасом Барабасом? Это могло вполне произойти, поскольку худсовет Одесской киностудии, на которой был запущен в производство фильм «Приключения Электроника», уговаривал его режиссёра утвердить на эту роль Владимира Этуша, который до этого так удачно снялся в других «приключениях» – «Буратино». Но Бромберг упёрся, справедливо считая, что Этуш чересчур ярок для этой роли.

«Отцом» Электроника мог стать и «почётный «мюллер» Советского Союза» – Леонид Броневой. Он очень хотел сняться в фильме по таким замечательным книгам и рвался «строить роботов-пацанов», но умудрился так разругаться по «творческо-кибернетическим» вопросам с оператором-постановщиком фильма, что режиссёр не рискнул оставить Броневого, дабы не осложнять климат в уже сложившемся коллективе творцов. Ну и наконец, с будущим Громовым Николаем Гринько, было, оказывается, не всё так просто. Великий актёр за несколько месяцев до приглашения в «проект «Электроник» снялся у Андрея Тарковского в серьёзной философско-фантастической картине «Сталкер», причём тоже в роли… Профессора. Понятное дело, после такой работы детский фильм не слишком привлекал Гринько, но поскольку актёр являлся штатным актёром Одесской студии, его обязали сниматься у Бромберга. Однако актёру затем так понравилась роль, работа с детьми и съёмки «Электроника», что он впоследствии, с большим удовольствием выступал с этим фильмом на творческих вечерах. Немало весёлого настроения зрителям принесли в «Электронике» и школьные учителя. Особо ярко выделялись математик и физрук.

Таратар, Киса и дядя «тысячи чертей»

С объёмистым, кудряво-волосатым, неунывающим пожилым математиком с чудной кличкой Таратар проблем не было вообще, поскольку режиссёр заранее знал, что его образ воплотит шикарный актёр Евгений Весник, охочий, кстати, до таких юморных ролей. Забегая вперёд, отмечу тот факт, что Таратар Весника вышел таким убедительным и привлекательным, что после выхода «Электроника» дети со всего СССР долго отправляли актёру письма с просьбами поработать у них в школе математиком.

А вот ещё один любопытный факт: оказывается, у Таратара был вполне реальный прототип! Когда Евгений Велтистов писал своего «Электроника» в 1964 году, он частенько посещал физико-математическую школу, где преподавал учитель по фамилии Танатар, любивший своих юных учеников и даже выпускавший для них газету на особом «танатарском» языке – языке математических формул!

Поскольку в повести и фильме Сыроежкин и Электроник учились в замечательной советской школе, где постижение науки было в гармонии с искусством и физической культурой, в сюжете своё почётное место занял и учитель физкультуры.

Физруком Ростиславом, совершенно обалдевшим от феноменального ученика-шестиклассника, запросто побеждающего в велогонках, способного развивать скорость до 300 километров в час и легко толкающего тяжеленую штангу, режиссёр утвердил поначалу блистательного Сергея Филиппова – знаменитого гайдаевского Кису Воробьянинова и рязановского «карнавального» лектора, который искал «жизнь на Марсе». Но актёр заболел. Поговаривали, что он вновь сдружился с «зелёным змием», к которому всегда был неравнодушен. Такие разговоры убедили режиссёра, что Филиппов «ненадёжен», поскольку в любой момент может уйти на встречу к этому «змию». В конечном итоге физруком, озабоченным олимпийскими рекордами, стал Николай Боярский – родной дядя того, усатого, в шляпе, у которого «тысяча чертей» и гитара.

Теперь «электронной» съёмочной группе и её режиссёру оставалось найти ярких отрицательных персонажей – главаря заграничных капиталистических гангстеров, матёрого Стампа и киднеппера, талантливого жулика Урри.

Луи против робота?

С поиском Стампа режиссёру пришлось повозиться. Говорят, Бромберг собирался предложить эту роль (читающие эти строчки, не падайте в обморок от удивления)… Луи де Фюнесу! Но знаменитый французский комик в это время снимался в очередной комедии о похождениях жандарма Крюшо – «Жандарм и инопланетяне». Интересно, что участие месье де Фюнеса в «Приключениях Электроника» было в теории возможно, но во сколько бы это обошлось бюджету картины, которая, к тому же, была предназначена не для большого экрана, а телевизионного, а стало быть, ещё более скромного?

Шефы гангстеров – народ капризный

Экзотическое заявление режиссёра было воспринято не очень серьёзно, и его ассистент принялась названивать в Москву Анатолию Папанову, которого Бромберг поставил первым реальным кандидатом на роль Стампа, но актёр оказался занят – снимался в комедии «Пена» и биографической драме «Инженер Графтио». И вот тут-то стать шефом гангстеров было предложено неподражаемому Владимиру Басову. Эффектно-зубастый, лысоватый и хищноглазый криминальный авторитет, жаждущий богатства, славы и советского робота, сниматься поначалу не хотел. По банальной семейно-бытовой причине: в актёрской команде «Электроника» присутствовала актриса Роза Макагонова, утверждённая на роль учительницы пения, – бывшая жена «Стампа». И хотя по съёмочному графику неудавшаяся семейная пара нигде не пересекалась, Басов был категорически против своего участия в фильме.

Продолжение истории появления «Электроника» – в третьей, финальной электроно-роботской серии «Телемании».

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)