О чём спросили министра

В течение двух с половиной часов продолжался публичный отчёт министра сельского хозяйства Забайкальского края Дениса Бочкарёва. Свои вопросы задавали и сельхозтоваропроизводители, и простые жители сельской глубинки, и руководители районных отделов АПК.

Миллион овец

Первым был вопрос из Приаргунья. Председатель СПК «Племзавод Дружба» Раиса Баженова заявила, что овцеводство находится сегодня в застойном состоянии, и пандемия коронавируса, которой в последнее время многое объясняется, не имеет особого значения. «В прошлом году никакая эпидемия нас не постигла, но шерсть пролежала до нынешнего года, и шерсть нынешнего года мы не можем реализовать. Также племпродажа отсутствует из-за регионализации, нет продажи мясной продукции», – перечисляла Раиса Николаевна. И, собственно, к вопросу: о какой программе развития овцеводства можно говорить, если просто существование отрасли вызывает сомнения?

«Давайте вспомним прошлый год, когда весь край по регионализации был закрыт и ничего нельзя было вывозить, а сегодня мы добились того, что край поделили на две зоны, – заметил, отвечая на вопрос, Денис Бочкарёв. – Мы ведём работу, чтобы в «зелёной» зоне создать несколько убойных площадок, потому что правила позволяют вывозить скот из «серой» зоны в «зелёную» на убой, чтобы его реализовывать на экспорт. В программе развития овцеводства предусмотрен ряд мер поддержки – приобретение племенного молодняка, создание пилотных овцеводческих комплексов».

Анонсируя начало реализации программы со следующего года, министр пообещал собрать вместе всех заинтересованных сельхозтоваропроизводителей и ознакомить их с основными позициями документа.

Чуть позже выяснилось, что программа разрабатывалась при участии специалистов Агинского Бурятского округа и в ней стоит задача к 2030 году иметь в крае 750 тысяч овец и коз. Сегодня, по статистике, их только 460 тысяч. Об этом министр сообщил, отвечая на вопрос из Агинского района: актуально ли обещание предыдущего губернатора региона Ждановой о миллионном поголовье МРС в крае?

«Конечно, это хорошо, когда правительство ставит перед собой амбициозные цели, – заметил Бочкарёв. – Миллион овец для Забайкальского края – это очень мало. В советское время было 4,5 млн голов. Другое дело, что у каждой отрасли есть периоды, когда необходима поддержка государства. Например, для молочного животноводства это период с девяностых и до 2005 года, когда себестоимость молока была 6 рублей, а молокозаводы принимали его по 3 рубля. Уцелели только те производители, кто создал собственную переработку, остальные разорились.

Надо констатировать, что сегодня по баранине нет такого большого спроса, чтобы ставить амбициозные цели. Но есть крупные потребители за рубежом, на что мы должны делать упор. Например, интерес Ирана. Если получится зацепиться за тему реализации туда баранины, то никаких программ развития овцеводства и не надо. Нужно будет обеспечить сельхозтоваропроизводителей качественным генетическим материалом, напитать их оборотными средствами, стимулировать к увеличению поголовья, строительству дополнительных зданий-сооружений. Вот для этого нужна государственная программа. А если будет спрос, то миллион овец для Забайкалья – раз плюнуть».

Стоянки

Вопросы инфраструктуры, как всегда, актуальны. На территории Борзинского района, например, 127 чабанских стоянок и КФХ имеют объекты капитального строительства, расположенные на землях сельхозназначения, а потому люди не могут оформить эти объекты в собственность. «Когда появится методика?» – уточнил глава района Юрий Сайфулин. «Когда планируется подключать стоянки к электрическим сетям на льготных условиях?» – это вопрос от властей Краснокаменского района, где электрифицировано лишь 23 из 104 животноводческих стоянок.

Тут, как выяснилось, есть две новости – хорошая и плохая. Или не очень хорошая. Во-первых, минсельхоз совсем недавно нашёл путь оформления стоянок и на примере одной конкретной чабанской стоянки решил его пройти до конца, а потом (если, конечно, всё завершится удачно) предложить использовать этот механизм по всему краю. Плюс – разработать порядок компенсации части затрат сельхозтоваропроизводителям на это оформление.

«По нашим расчётам, на регистрацию одной стоянки будет уходить порядка 100 тыс. рублей, мы хотим из бюджета 50%, то есть 50 тысяч, компенсировать, – рассказал министр. – Таким образом, во-первых, мы побудим фермеров регистрировать стоянки, во-вторых, эти объекты можно будет застраховать, и не будет такой ситуации, когда прошли пожары и сгорело неизвестно что».

Новость номер два заключается в том, что централизованно электрифицировать чабанские стоянки в крае не будут. Нуждаются в этом 600 стоянок, из которых лишь половина имеют конкретное местоположение и земельный участок. «Если тянуть провода только до тех стоянок, которые нам известны, надо 4,5 млрд рублей, – сообщил глава минсельхоза. – Решение мы видим в альтернативных источниках питания, гибридных электростанциях, стоимость одной порядка миллиона, то есть необходимо примерно 600 млн рублей. Из расчёта 100 млн рублей в год мы будем вносить такое предложение при обсуждении бюджета следующего года, чтобы поэтапно решить проблему, потому что это безысходность, надо с этим что-то делать. Мы постоянно просим Минсельхоз РФ об этом, пока не услышаны, поэтому будем закладывать это направление с финансированием из регионального бюджета на следующий год».

Субсидии

Большинство вопросов из районов касалось государственной поддержки отрасли и, как выяснилось, опять новых принципов субсидирования крестьян.

«Планируется ли субсидия на средства защиты растений?» – спросили балейцы. «В августе мы были у губернатора с предложениями уйти от погектарной поддержки и перейти на механизм субсидирования средств защиты растений и минеральных удобрений, то есть кто больше тратит, тот больше и получает, – рассказал Денис Бочкарёв. – На что губернатор ответил: «Вы идёте не по правильному пути. Вы всё время субсидируете процесс, а нужно субсидировать результат». Поэтому наши мысли сегодня заняты тем, чтобы трансформировать меры господдержки и субсидировать как раз урожайность, продуктивность и результат. Поэтому прямо вам отвечу: в этом году субсидия на средства защиты растений не планируется, и на следующий год мы тоже её не планируем».

Подробнее о новых принципах субсидирования министр рассказал и отвечая на вопрос из соцсетей, почему отменили субсидию на содержание молочного стада. «Мы переходим от неэффективным к эффективным, – сказал он, пояснив, что отменённая субсидия признана неэффективной, поскольку поддерживает численность поголовья, а не его производительность. В качестве примера привёл растениеводство: – Субсидируя гектары, мы не стимулируем сельхозпроизводителей на увеличение урожайности, поэтому в следующем году, в рамках переходного периода, несвязанная поддержка будет поделена на две части: большую часть отдадим по старой схеме, как погектарную поддержку, меньшую – из расчёта на 1 кг произведённой продукции. Опытным, эмпирическим путём посмотрим, что у нас из этого получится, дошлифуем и окончательно уйдём от субсидирования голов и гектаров, а субсидировать будем только произведённую продукцию».

Районы, между тем, продолжают обсуждать новшества.

«Нельзя ли в следующем году предусмотреть единую ставку субсидий из краевого бюджета для зерновых и технических культур, принимая во внимание тот факт, что оба эти направления поддерживаются бюджетом РФ?» – это вопрос из Приаргунска. Министр пообещал учесть все пожелания, обратив, однако, внимание, что в нынешнем году (по действующим ставкам) Приаргунский район получил больше финансовых средств, чем в прошлом.

«Раньше, при округе, была субсидия на сданную пшеницу, а как в край перешли, нету такой, – поделился наболевшим директор мельницы из Могойтуйского района. – Мы хорошее зерно выращиваем, и всё уходит на фураж, это же неправильно! Мы не можем конкурировать с фуражом, у них наличка всегда в руках, а у нас – пока переработаем, пока отдадим, поэтому и проигрываем».

Субсидировать переработку край не планирует. «Единственный механизм – льготные кредиты. В Приморье за 2017 год, например, объём инвестиционных кредитов составил 40 млрд рублей, – поделился опытом с прежнего места работы отраслевой министр. – А в Забайкалье люди не хотят брать кредиты вообще! Даже крупные сельхозтоваропроизводители не хотят брать! Вопрос в отсутствии оборотных средств».

Вспомнили и о долгах. Порядка 5 млн рублей из краевого бюджета ожидает за приобретённое в 2014 году оборудование мясокомбинат «Даурский».

«Чтобы выполнить обещания прошлых лет, в бюджете нужно изыскать около 300 млн рублей: порядка 150 млн – за приобретённую технику и 140 млн – за животных, – заметил Бочкарёв. – Есть вопросы и по механизму этих выплат; например, уже и животных этих нет. Периодически такие предложения в адрес правительства поступают, но скажу прямо: дополнительных денег на эти цели не выделяли».

Что касается субсидии на приобретение племенного скота в 2020 году (этот вопрос министру задал Оловяннинский район), данное в начале года обещание нынешний состав министерства сельского хозяйства региона планирует выполнить. Хоть денег и нет, заметил Денис Юрьевич, средства в размере требуемых 5–6 млн рублей из регионального бюджета будут выделены. В следующем году эта субсидия будет финансироваться из средств федерации.

Кадры

Один из основных и уже традиционных вопросов отрасли задал глава СХПК «Степной» из Забайкальского района. «По статистике в сельском поселении прописано больше людей, чем проживает, в школах с каждым годом идёт снижение учащихся, – заметил Дамдин Доржицыренов. – На селе не хватает чабанов, скотников, механизаторов. Если так дальше пойдёт, то работать будет некому на селе».

Региональный министр – весьма неожиданно – с такой постановкой вопроса не согласился. «Я проехал практически по всем районам Забайкальского края, кроме северных, кадры на селе есть, – заявил он. – Да, надо признать, что их становится меньше, но сегодня достаточно кадров, чтобы вести сельскохозяйственное производство. Нам надо двигаться по пути модернизации. На старой технике мы обрабатываем сегодня 200–300 тыс. гектаров земель, а если применять энергонасыщенную технику, то даже при том количестве кадров, которое есть, можно обрабатывать миллион гектаров. То есть нужно улучшать условия труда, улучшать качество жизни на селе, а если будем увеличивать производительность труда, то увеличится и заработная плата. Я не думаю, сравнивая с другими регионами, что у нас какая-то более ярко выраженная кадровая проблема».

Но кадрами, конечно, надо заниматься. Одна из возможностей даётся федеральным министерством уже в нынешнем году. В рамках программы «Комплексное развитие сельских территорий» 90% затрат на обучение специалиста сельского хозяйства и прохождение им производственной практики может быть возмещено из средств бюджета, при этом оставшиеся 10% стоимости «ученического договора» должен оплатить сельхозтоваропроизводитель.

Порядок предоставления такой компенсации сейчас разрабатывается. Как было замечено, руководители хозяйств, которые хотели бы по этой схеме выучить себе специалистов, должны уже сейчас заявить об этом в краевой минсельхоз, чтобы регион мог запросить лимит финансирования этого направления на следующий год.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)