Они ищут пропавших детей

Современные реалии, к сожалению, таковы, что человек очень редко будет что-либо делать для другого человека бесплатно. Законы рынка беспощадны – заплати мне и получишь от меня некое благо. Однако есть ещё люди, кои считают своим долгом безвозмездно помогать всем, тратя на это самое дорогое, что у них есть, а именно время. Петь дифирамбы – это совсем не мой стиль, поэтому я предлагаю сразу дать слово герою нашей рубрики. Итак, в гостях у «Земли» Денис Широбоков, руководитель поискового отряда имени Кости Долгова. Как же так получилось, что высококлассный специалист, инженер по медицинскому оборудованию, которого ценят на работе, стал искать пропавших детей?

С чего всё началось

В апреле 2014 года под селом Карповка пропал семилетний ребёнок Костя Долгов, а я был одним из добровольцев, которые записались на поиски. Нас выстраивали в цепь и сразу запускали в лес, но проблема была в том, что поисковиков никто не пересчитывал, и был большой риск, что сами добровольцы потеряются. Более того, в лес на поиски ребёнка рвались многие, в том числе девушки на шпильках и в юбках, естественно, у них не было ни защиты от клещей, ни рации, ни элементарно даже бутылки воды с собой. Даже я, будучи ещё непрофессионалом в этом деле, понимал, что организаторы поисков много делают в корне неправильно. Вот с этих поисков всё для меня и началось, наверное, это была судьба. На третьи сутки совместно с супружеской парой мы нашли несчастного ребёнка, который замёрз возле ручья. Для меня это был как щелчок. Эмоционально передать то, что я пережил, трудно. Однако же с этих поисков и началось моё становление как руководителя поискового отряда.

Начиналось всё очень скромно – с двух маломощных раций и пяти добровольцев. Я безмерно благодарен этим людям за то, что они пожертвовали своим временем, чтобы присоединиться к такому делу. Тут ведь как: один ты не сможешь сделать ничего, только скоординированные действия дадут результат. Именно поэтому у нас руководители отрядов называются координаторами. О том, что было тогда, рассказывать нет смысла, потому что любая организация должна развиваться, иначе толку не будет.

Скажу, что сейчас у нас есть практически всё необходимое для полномасштабных поисков. В частности, благодаря помощи людей мы смогли приобрести квадроцикл, дрон, подводную камеру, лодку с мотором, тепловизоры, мощные рации и прочее. На сегодняшний день у нас центральное отделение находится в Чите, но открылись и филиалы в городах Могоча, Чернышевск и Шилка.

Куда они уходят

Люди пропадают по-разному. Это только с виду кажется, что человек шёл домой с работы и заблудился, на самом деле в большинстве случаев люди уходят сами. Причины банальны: муж с женой поругались, дети поссорились с родителями и так далее. Телефон в состоянии эмоционального стресса люди могут выключить или вообще выбросить. В этих случаях родственники пропавших звонят нам, и мы поднимаем по тревоге отряд. Поиск пропавшего человека – это не только прочёсывание местности и подвалов. Большая работа ведётся в сети интернет. На множестве площадок мы размещаем ориентировку о пропавших людях, их приметы, а также где их видели в последний раз. Хотелось бы напомнить, что без подачи заявления в полицию о пропаже человека ориентировка не может быть распространена. Одна из причин этого в том, что зачастую нас воспринимают как людей, которые могут найти кого угодно, в том числе лиц, скрывающихся от уплаты алиментов, или же банковских кредиторов с просрочками.

Наши поисковики не получают зарплату, у многих есть семьи, а они тратят своё время и средства исключительно бескорыстно. Однажды до меня дошёл слух, что у нас баснословные оклады, что заместители руководителя поискового отряда чуть ли не семьдесят тысяч получают. Наверное, по причине этих небылиц к нам иногда относятся как к государственным органам, которые обязаны помогать всем.

Почему они уходят

Причины, по которым дети уходят из дома, банальны и трагичны одновременно. Родители воспринимают своего ребёнка как бессловесное и безропотное существо, которое не умеет переживать и страдать, не обращая внимания на проблемы детей. Приведу пример: пропали две девочки, родители которых клятвенно заверяли, что детей они никогда не ругали и даже пальцем не трогали. Когда мы нашли подружек, то оказалось, что у одной из них была младшая сестра, и за все её детские пакости отвечать приходилось старшей. Второй же девочке просто не купили щенка. Мы видим, что воспитание является губительным и становится причиной пропажи детей. Мы привыкли считать, что ребёнок может сбежать от родителей-алкоголиков, которые его бьют и морят голодом. На самом деле нет – большинство детей уходит из нормальных обеспеченных полноценных семей.

Более того, люди нам звонят помногу раз из-за пропажи одного и того же человека. Пример: у одной семьи живёт дедушка, который страдает расстройством памяти. Он время от времени каким-то образом покидает квартиру и теряется на улицах города. Родственники даже не ищут его, а сразу звонят нам с твёрдой уверенностью, что раз мы ищем людей, то просто обязаны найти и этого дедушку и привести домой. А ведь у нас тоже есть своя жизнь. При этом есть круглосуточная дежурная смена в четыре человека, которая работает бесплатно. В каждой смене есть водитель, который по правилам всегда должен оставаться в машине, поэтому поисковиков уже на одного человека меньше. Представьте себе, что сейчас начнутся грибы, и заявок о пропаже людей будет поступать по три-четыре в день. Лес – вообще отдельная тема для разговора. Люди в некоторых случаях идут в лес за грибами на пару часов. Особенно это касается пенсионеров. Они не берут с собой телефон, тёплую одежду, паёк, лекарства, а потом теряются.

Что уже сделано

За этот год статистики ещё нет, но за шесть лет наш отряд принял более полутора тысяч звонков, из них семьсот раз нам приходилось выезжать на поиски. Сто семьдесят четыре поиска мы провели в лесу и пятьсот шестнадцать раз искали людей в городе. Двести двадцать девять случаев пропажи детей. Из этих детей найдено отрядом в полевых условиях сорок ребятишек, а также сто семьдесят два ребёнка нашлись по ориентировкам. К сожалению, десять детей из этого списка не удалось найти, и они погибли. Что касается взрослых, то за этот период поступило почти четыреста заявок на поиск. Из них найдено отрядом пятьдесят человек, а благодаря свидетельским показаниям – двести тридцать семь человек. Восемьдесят взрослых погибло. Хочу уточнить, что вышеприведённая статистика по пропавшим людям касается только нашей организации. Каковы данные у полиции, я не знаю.

Осложняют поиски также семейные разборки или нелепые ситуации. Например, пропал мужчина – мы по тревоге подняли людей, искали его, а оказалось, он был жив и здоров и всё это время отдыхал в клубе с друзьями. Есть и уникальные случаи.

Однажды я искал четырнадцатилетнюю девочку, которая ушла из дома. Она нашлась и теперь является координатором нашего поискового отряда. Знаменитая троица беглецов из Атамановки тоже отличилась. Мы их нашли в очередной раз, и теперь мама одного из них написала нотариальную доверенность, что её сын может принимать участие в поисках других людей в дневное время. То есть он походил с нами, посмотрел, как работает наша организация изнутри, и превратился из беглеца в поисковика. Друзья много раз подбивали его на уход из дома, но он категорически отказывался, мол, смысла нет бегать – вас всё равно найдут. В Зыково из пансионата для пенсионеров ушла в лес девяностолетняя бабушка. Когда на вторые сутки мы её нашли, она сказала, что ходила к подружке в Санкт-Петербург. Как оказалось, бабушка в молодости пережила блокаду Ленинграда. Вообще, весной у глубоких стариков обостряется душевное расстройство, и они уходят к одним им ведомым целям.

Вместо послесловия

В настоящее время мы пытаемся усилить своё оборудование, которое направлено на поиск утопленников. Подводная камера у нас есть, но этого недостаточно – хотелось бы приобрести снаряжение для дайвинга. У нас в отряде есть для этих целей специализированный сертифицированный дайвер. Также надо приобрести профессиональный тепловизор для поиска людей в лесу, потому что заблудившийся грибник – это не тот, кто передвигается по лесу. Он может лежать без сознания в кустах, и причин этому множество – инсульт, диабет, проблемы с ногами и так далее. Более того, они могут идти в полуобморочном состоянии и не подавать никаких сигналов, не откликаться на окрики и не реагировать на людей. Буквально недавно в Руднике Кадала потерялась бабушка глухонемая – как мы можем до неё докричаться? Только тепловизор.

Под конец я бы хотел сказать, чтобы пенсионеры брали с собой телефон. Это ведь не тяжёлая вещь. Она не задавит. Да и к родителям просьба больше общаться со своими детьми, жить их проблемами, а не оставлять наедине со взрослой жизнью.

***
От себя я бы хотел добавить следующее. Даже если бы за шесть лет работы поисковый отряд имени Кости Долгова нашёл всего одного ребёнка, в этом уже был бы огромный смысл существования этой организации. Я, опытный рыбак, много раз ночевавший на природе, и то чувствую себя неуютно в ночном лесу. Но я-то знаю, чего там опасаться, а чего нет. А ребёнок боится всего подряд. Он не умеет дозировать страх и пугается на полную катушку. Берегите себя и своих детей!

фото из архива Д. Широбокова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)