Прижаты по-мензински

В период мировой пандемии три маленьких села Красночикойского района пережили события пострашнее коронавируса. Здесь уже никого не удивляет режим ЧС, свиней можно увидеть только на картинках в книжках, а самая главная вещь в местных семьях – резиновые сапоги, которые прикупают с запасом.

Смотреть в масштабе

Глава в Красночикойском районе новый – Александр Грешилов, к своим обязанностям он приступил в марте прошлого года.

Коренной чикоянин, родился в с. Захарово. Будучи инженером-механиком, окончив Бурятский сельскохозяйственный институт, работал в сельском хозяйстве, затем 23 года – в дорожной отрасли. В 2018 году был избран депутатом районного совета, в 2020-м земляки доверили ему должность главы района. На вопрос, каковы были первые месяцы работы, ужаснулся или порадовался, отвечает вполне искренне: «Ну, «ужаснулся» – это, наверное, слишком уж тёмное слово, а то, что нагрузка большая и проблем много, это увидел сразу. Проблемы застарелые, не решались годами и десятилетиями, но возникшей на первых порах надежды, что эти проблемы можно сдвинуть и решать, у меня поубавилось».

«Планов много, но когда доходит до реализации, всё упирается в финансирование, – отмечает Александр Терентьевич. – В прошлом году мы разрабатывали план социально-экономического развития района, где старались учесть все стороны – и образование, и культуру, и экономику… До октября переделывали, кое-как его нам утвердили (на краевом уровне. – Прим. авт.), но те мероприятия, которые мы хотели, все вычеркнули, опять же из-за недостатка финансирования. В районе 46 населённых пунктов, все сельские, сёла разбросаны, а нас ставят вровень с городскими – нормативы все рассчитываются на городское население: и финансирование, и ставки, которых у нас не хватает, не учитывается специфика сельской местности».

Между тем, Красночикойский район был одной из территорий, где с готовностью откликнулись на новую муниципальную реформу и в прошлом году захотели стать муниципальным округом. В сёлах прошли сходы, документы были направлены в Читу. Но пока не случилось. Проблем же, как отмечает Александр Грешилов, достаточно. Впрочем, не все их можно предсказать и спрогнозировать – к застарелым добавляются новые.

Лето-триллер

В прошлом году на территории края – впервые в его истории – была зарегистрирована вспышка африканской чумы свиней. Произошло это на территории с.п. «Мензинское» Красночикойского района.

«Заболевание очень заразное, но причины его возникновения у нас и сейчас не ясны, – рассказывает глава района. – Было подозрение, что оно пришло от диких кабанов. Произвели отстрел 10 особей, ни у одной наличие заболевания не подтвердилось. Приезжал вирусолог из Москвы, тоже ничего конкретного не сказал. Около Мензы был падёж дикого кабана, но думаем, что он с местными ходил. Скорей всего, кто-то завёз колбасу откуда-то заражённую, и обёртка попала к свиньям».

Когда в селе внезапно начался падёж свиней, местная ветслужба взяла пробы и отправила в Читу. Оттуда положительный результат на африканскую чуму свиней в Мензу привёз главный врач краевой госветслужбы Андрей Лим. Село такого не ожидало. Да и кто бы мог подумать? Где Менза, а где Африка? Но особо судачить людям было некогда, заболевание предусматривает уничтожение всего свинопоголовья в самом очаге и на 30 км вокруг, то есть в опасную зону попали все три села поселения – Менза, Укыр и Шонуй. В них под присмотром ветеринаров заполыхали костры.

«Шок» – это слово очень… вежливое, – описывает Александр Грешилов состояние местных жителей. – Было сожжено всё поголовье свиней, а также павшие животные. Далее уничтожены все постройки, где они содержались. Для людей заболевание незаразное, поэтому некоторые, у кого ещё падежа не было, забили свиней и сложили мясо в холодильники – мало ли, что говорят про опасность, мы же, крестьяне, верим только собственному опыту! Поэтому в некоторых случаях пришлось забирать эту продукцию с полицией.

Была проведена полная трёхкратная дезинфекция всей территории поселения, всех подворий. Въезд-выезд был полностью запрещён, на двух постах проходили полную дезинфекцию транспорт и водители, доставляющие в сёла продукты и ГСМ. Лишь через некоторое время, после консультации с ветслужбой, пустили самолёт, но с дезинфекцией пассажиров и досмотром багажа, чтобы продукция животного происхождения не попала на другую территорию. Вы просто не представляете, что происходило в сёлах. Впечатление разрухи, войны».

Практически одновременно с невиданной ранее в крае болячкой случилось большое наводнение. В местечке Прижим, расположенном в районе Укыра, поселение, находящееся на карантине, просто отрезало от внешнего мира!

«Глубина на дороге была 3–3,5 метра, – вспоминает глава. – И это вам не через Енисей, Ингоду или Амур переплыть, это пороги, большие камни, бурное течение. Очень страшно было, много нареканий, люди просили помощи. Свет подавали по 3–4 часа в сутки, кое-как перетянули машину с ГСМ, заправились. Два с половиной месяца с внешним миром поселение связывал только самолёт, доставка продуктов была проблематичной».

Терпите, люди?

Страшное лето 2020 года перешло в неспокойную осень. В начале ноября специалисты зафиксировали в Красночикойском районе землетрясение магнитудой 4–5 баллов.

«В Укыре только шум прошёл, как будто по дороге едет тяжёлая техника, а в Мензе трещали стены, гремела посуда, люстры качались», – вспоминают местные жители. Как выяснилось, эпицентр находился как раз на территории их поселения.

Обошлось без жертв. Видимо, потому, в свете постоянных тревог и ужасного напряжения, люди особо и не обратили на него внимания. Землетрясение, в другое время ставшее бы событием, не смогло перечеркнуть для здешних семей ужасы покоса, когда к сенокосным угодьям добирались в буквальном смысле в воде по подмышки.

Прижим, а по-местному Утёс, – место, не зря так названное. Пятьсот метров прижимает речка дорогу к скале. Или высокой горой надо переходить на ту сторону, или как нынче – накачивали резиновые лодки и за верёвки тянули сенокосцев по бурлящей воде… «Плакать охота было», – вспоминают люди. А ещё вспоминают троих приезжих из Кочона мужиков.

«Когда у нас не было гэсээма на станции, чтоб свет горел, этих мужиков с Кочона Александр Терентьевич отправил, чтобы они бочками с одной стороны на другую перевозили горючку, – рассказывают. – Вода была огромная, а мужики эти жили у нас три дня! На берегу жили – то ли в лодке, то ли под лодкой. Дожди шли, а они не уехали, пока дело не сделали. Мы им так благодарны!»

Что за дела творятся нынче на далёкой Мензе? «Может, какие тёмные, потусторонние силы колдуют тут у вас?» – спрашиваю жителей, поражаясь их стойкости и желанию несмотря ни на что жить в забайкальской глубинке…

«Пусть мы там и какие «проклятые», пусть свиньи у нас пропали, вода топит, земля трясётся, но бережёт нас Бог, что во время этого всего не было у нас больных, скорая-то не пройдёт, если что случится!» – отвечают они. Вот так. Так терпелив народ, что ещё и худшее видит, и радуется, что не приключилось.

Поймать министра

На минувшей неделе на территории с.п. «Мензинское» был введён режим повышенной готовности, сменивший по требованию прокуратуры действовавший режим ЧС.

Для администрации поселения это вообще-то дело уже привычное, ведь режим чрезвычайной ситуации держится здесь почти полгода: «С августа ввели, в ноябре сняли, в декабре пошли наледи, затопило дорогу, снова поставили, до 3 февраля держали, а теперь сняли, ввели повышенную готовность».

Для простых людей это всё неважно, во время всех «режимов» после снятия карантина выезжают они из сёл на свой страх и риск – Прижим не пускает, поэтому едут пока по льду речки, замеры которого, к слову, никто не проводил и ледовой переправы не согласовывал.

Зима – более-менее спокойное время. Можно, к примеру, запастись резиновыми сапогами, которые в прошлом году люди не снимали здесь с марта по ноябрь. Кому удаётся выехать, набирает их оптом, всем родным и близким, да не по одной паре – некоторые, если на покос, и месяца не выдерживают.

Проезжая страшную наледь, глядят люди на свой Утёс – каких только знаков и букв нет теперь на скале! Но Прижим расписан не ругательствами, всё вроде как по делу. Приезжают в далёкое село специалисты, чтобы связать его с внешним миром. Приедут одни – посмотрят, разметят, уедут. Другие приедут – поразрисуют, даже столбы какие-то поставили, снова уехали.

Придёт весна, снова озлится Прижим. Вот почему же никого не интересует дорога, к слову, не местного, а регионального значения?

«При Минстрое прошло несколько совещаний, собирались перед Новым годом, планировали, что в январе, сразу после праздников, будем решать вопрос. Встречался я с руководителем «Службы единого заказчика», в чьём ведении находится эта дорога, – перечисляет Александр Грешилов. – Всем я там надоел. Но подойдёт весна, снова затопит! И есть ведь варианты решить, наконец, эту проблему, но никто заниматься этим не хочет! Ничего не сделано на сегодня, несмотря на все совещания и встречи. Создаётся ощущение, что отношение такое: ну, как-то же живут люди в этой Мензе, вот и пусть живут».

Что ещё добавить?

Держать свиней в поселении запрещено, как минимум, до 1 сентября. Впрочем, некоторые поговаривают, что и вовсе откажутся от таких животных, будут покупать мясо и сало в магазине.

Люди помоложе потихоньку начинают разъезжаться: если стариков «никто нигде не ждёт», то молодёжи «дым Отечества» кажется уже достаточно терпким. Кому понравится жить в обстановке триллера? Так и решается будущее сельского поселения. Если, опять же, говорить о масштабном видении ситуации. Поселение «Мензинское», к слову, не простое, а пограничное. Здесь даже погранзаставу думали строить (а может, и строят уже, дело секретное). Метеостанция, школа, садик, больница – это социальная и бюджетная сфера поселения. Крупных производств, естественно, нет. Люди живут за счёт тайги, речки, держат скот. И, конечно, надеются на лучшее.

А глава района Александр Грешилов продолжает обивать пороги краевых организаций, министерств и ведомств. Он тоже надеется.

«Поеду в Читу во вторник, – рассказывал мне в прошлую пятницу, – нужно наш бюджет защищать, но главное – всё же решить вопрос с этой дорогой! Если сейчас сумею с новым министром строительства встретиться, может, и решится. Только на это надежда! А у людей вера во власть на тонком волоске держится. Столько ждут! Но есть пока всё-таки эта вера».

А я вот думаю: как не оборвать волосок-то этот, если летом и к губернатору края по поводу Прижима обращались?.. Задача…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)