С почтением к истории

Заметки о зарождении и создании Забайкальского казачьего войска

Продолжение. Начало в №27

Вторая задача отряда состояла в постройке в верховьях Хилка дощатиков, на которых первопроходцы должны были спуститься до Селенги и встретиться с основной группой. В итоге отряд Бекетова основал Иргенский острог и, добравшись сплавом по Ингоде, через зиму укрепил Нерчинский острог, который заложили его дружинники во главе с Урасовым, добравшиеся посуху в зиму 1653–1654 годов. Уже в 1685 году Нерчинское воеводство состояло из 5 острогов: Нерчинского, Телембинского, Иргенского, Аргунского и Итанцинского. В конце XVII века шла война с Китаем за Албазин, который в итоге сдали, а в 1688 году Монголия подчинилась Китаю.

Отцы-основатели

Со школьных лет меня интересовала история становления Мангута, но доступной литературы не было. Скромные попытки узнать что-либо у старейших жителей не всегда находили понимание. Тем не менее, суммируя полученные сведения от разных лиц, могу сказать следующее. Первое деревянное строение в селе было поставлено в начале первой улицы (теперь она носит имя Богомолова, нижняя её часть) на территории усадьбы, в которой жила семья Яковлевых. Логично, ведь источник воды – протока – в 30 метрах от усадьбы, а колодцы рыть – дело трудоёмкое, нужно знать местоположение водоносной жилы. Первый и единственный рубленый дом стоял по переулку Пионерскому рядом со зданием школы, в нём жила одинокая пожилая женщина, фамилию которой я не помню. Остальные дома поставлены из пиленых стволов сосен.

Как свидетельствует П.С. Паллас, путешествовавший в конце XVIII века по Забайкалью, первые поселенцы жили по 2–3 семьи в наскоро сложенных домах. Думаю, что часть первопроходцев-мангутян ютилась на каких-то правах и в юртах караульных тунгусов. До 1772 года (а по данным И.А. Пушкарёва, с 1768 г.) в Мангутском карауле помимо тунгусов Почегатского рода (135 человек), руководил которым Кобу, в командировке находилось 2–3 нерчинских казака. Караульные несли службу на участке от 31-го до 35-го маяков, около последнего стояло 5 юрт тунгусов. Поручик Чурнасов только в 1773 году назначил пункты на постоянное поселение русских казаков, по 8–10 семей в каждый.

Первыми поселенцами, а по сути основателями Мангута были сотник Дмитрий Батурин, казаки Иван Минин, Пётр Богомолов, Павел Пушкарёв, Пётр Рудаков, Иван Шишкин, Никита Титов, Пётр Батурин, Фёдор Путинцов и Филипп Шильников. Вся линия границы была поделена на 8 дистанций. Мангут относился к Акшинской, в которой на 1772 год был 1 сотник, 2 урядника, 4 капрала и 93 конных казака. Тунгусская команда имела 200 человек. Провиант Мангутский караул получал из магазинов Акшинской деревни, доставляли на лошадях. Акшинская дистанция начала заселяться казаками по приказу Якобия в 1768 году, с жёнами и детьми навсегда на 9 постов (поселений). Так было переселено 800 русских казаков по всей русско-китайской границе.

Всё больше и больше

Показательна динамика роста численности населения станицы Мангут. В 1823 году через 50 лет после заселения караулов семьями нерчинских казаков, в поселении было всего 19 семей! Станица Мангут в 1893 году имела уже 2012 жителей, из них казачьего сословия – 1985, других – 27 (учитывая динамику, думаю, что цифра в документе завышена существенно, она не соотносится с предшествующей и последующей). В 1902 году в Мангуте уже 158 дворов, из них 3 принадлежало невойсковому сословию, и 44 юрты, жителей было 1247, из которых казаками считались 1216 человек. Было станичное правление, поселковое управление, церковь (построена в 1886 г.), 2-классное училище с ремесленным отделением, церковно-приходская школа (капитальные здания построены в 1899 г.), хлебозапасный магазин, почтово-телеграфное отделение, лечебный пункт с фельдшером Перфильевым (до него был Медведников) и повивальной бабкой Токмаковой. Мангутское казачье приходское училище основано в 1876 году. Почётным блюстителем был Влас Перфильев, законоучителем – священник Дм. Сызых, учителем – Илья Виссарионович Перфильев.

По переписи 1923 года домохозяйств уже 250 и 23 юрты. Проживало 1245 жителей. В 1927 году школа стала школой крестьянской молодёжи, а в 1928 году преобразована в первую в районе семилетнюю школу. Село расположено в 30 вёрстах от границы, как того требовало Положение воеводства.

Вода и возвышенность

Беру на себя смелость обосновать место выбора для поселения в Мангуте. Каменистая возвышенность, на которой расположено село, на мой взгляд, сформировалась под влиянием речки Тарбальджей. Пробив русло (проход) между сопкой Харатуй и противоположной горой в древности, потоки воды во влажные годы устремлялись к Онону по кратчайшему пути. За века и тысячелетия гравий, крупные камни, песок, принесённые водой, заполнили часть Ононской долины в форме неправильной трапеции, верхняя (западная) часть которой проходит по нынешнему руслу названной речки, а нижняя – по уровню «белых стен» – остатков военного аэродрома и детского дома, обрываясь Такаинским бугром в пойму Онона. Высота наноса более 10 метров, и он обрывается в селе в русло протоки.

Благодаря этой возвышенности село в половодье Онона не топится, лишь огороды на первой улице, спускающиеся в пойму, затопляются при больших наводнениях. Но Тарбальджишка в особо влажные года показывает свой нрав и, разливаясь по степи, устремляется по Мангуту, подтверждая мою версию о происхождении возвышенности. По рассказам жителей, такое случалось на рубеже XX и XXI веков, а ещё раньше, уже на моей памяти, такое происходило в середине 50-х годов. Наш отец Богомолов Иван Хрисанфович пропахал на самом мощном тракторе по центральной улице траншею и отвёл воду в протоку, спасая село и посевы. А Онон имел такой разлив, что вода плескалась у забора МТС и нефтебазы, в село на огромной машине привезли катер для спасения людей, оставшихся за рекой.

Второе предположение касается водяной жилы, питающей колодцы села. Предполагаю, что этот водоносный слой в основании нанесённой возвышенности связан с ключами всё той же Тарбальджишки, а не Онона, уровень которого ниже уровня возвышенности более чем на 10 метров. Глубина колодцев 7–8 метров. Наш сосед Богомолов Л., двоюродный брат моего отца, в конце XX века выкопал колодец в своей усадьбе. На всём пути ствола колодца были булыжники, окатыши и песок. Что бы я исправил в действиях наших предков? Некрополь (кладбище) я бы устроил за руслом Тарбальджишки на месте грунтового аэродрома, ниже села. Но что случилось, то и нужно принять как должное. О правильности выбора места для села Мангут, несмотря на каменистую почву, говорит и пример Верхнего Ульхуна, который вначале заложили вблизи Онона и в половодье его топило. В итоге село дважды переносили выше и дальше от поймы Онона, где оно стоит и по сей день.

Построим дом

Ещё одно действие предков меня продолжает интересовать. Как, какими силами и когда в селе начали возводить капитальные дома из вековых сосен? Я предполагал, что лес валили вверху по Онону, где он рос на берегу реки, и сплавляли по воде. Ничего подобного. Старожилы и знатоки (Перфильев Г.Л. и его отец Лев Андреевич, Потехин Д.Н. и его отец Николай Владимирович, наш учитель труда и другие) утверждали, что лес валили в конце зимы, до начала движения соков в стволах, шкурили полосами для равномерного высыхания и транспортировали на лошадях и быках в село через замёрзший Онон в местечке Зимник. Если шкурить сразу весь ствол, то он неравномерно сохнет и трескается, в итоге развивается и грибок, который губит постройку.

На Ононе каждая пара, перекат + плёс, имела своё название: Бажин, Ульяниха, Узенькая, Такая, Трубачиха, Герамнаича и т.д.

Для потолка и пола ствол пилился вдоль на две части. Торцы чердака выкладывались из брёвен, что повышало прочность крыши, которую крыли драньём из тех же стволов сосен. Печи были русскими, битыми из глины, которую добывали в местечке Кирпичный, что выше села по Онону в 3–4 км. Ставили печь на пол, под которым рылось подполье для хранения овощей и солений. Вход в дом осуществлялся через сени, в которых была кладовка для хранения зерна и муки. Во дворах ставили амбары, завозни, скотные дворы, бани, дровяники.

Капитальные дома смогли начать ставить только в XIX веке, когда стали доступными инструменты, стекло, гвозди, повозки, сформировались бригады строителей, был накоплен опыт. В одиночку такой дом не поставить даже умелому казаку. Вековые сосны были в два обхвата, и только на стену уходило 15–20 брё-вен. Именно такой дом был у нашего деда Богомолова Хрисанфа Титовича, он и сегодня служит жильём нашим дальним родственникам с аналогичной фамилией. Лес валили на Елани, что сразу за Ононом, – в 1,5–3 километрах, позднее в падях Бытев, Шиванда и Шонича. Заборы, что ограждали усадьбу от улицы, выкладывали из мелкого сосняка. Для копки колодца в деревне был знаток-лозоходец, указывавший точное место для постройки источника воды.

Набеги соседей

Тунгусы самоотверженно несли службу по охране границы России с 1727 по 1752 годы. Однако места службы, зачастую неудобные для скотоводства, и бесконечные набеги монгольских банд, угонявших скот и берущих в полон членов рода, привели к разорению и обнищанию тунгусских родов. Подсчитано, что с 1727 по 1752 годы монголы совершили 122 набега через границу. В 1756 году был повторный набег монголов с угоном 160 голов скота. Крупная монгольская группировка из двух банд в 1000 воинов совершила набег на Акшу, Мангут, стоянку тунгусов, но получила отпор объединённой команды и сумела быстро отступить и укрыться в каменистой горной местности на реке Кыра, что спасло её от разгрома.

С 1751 по 1756 годы монголы отогнали у тунгусов 6000 лошадей, 9000 голов рогатого скота, 27000 баранов, 184 верблюда. К этому бедствию добавились суровые зимы, что привело к полному разорению тунгусских родов. В итоге 13.10.1752 г. тунгусов по их просьбе освободили от службы в караулах. На смену были назначены караулы в составе трёх солдат Якутского полка и по два нерчинских казака на сменяемой основе. Таким образом, во второй половине XVIII века остро встал вопрос не только о строительстве крепостей типа Акшинской и Партий тунгусов для прикрытия путей внедрения агрессора, но и заселения караулов семьями русских казаков. Это предложил князь Гантимуров в 1766 году. Ульхунская Партия просуществовала до 1851 года.

Продолжение следует…

Николай Богомолов, доктор медицинских наук, г. Чита

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)