Усть-Карск – Куларки

Продолжая материал и побывав в Верхних Куларках и Алие Сретенского района, невольно пришлось корректировать подзаголовок: прикрыть реалии увиденного и услышанного, как всегда, нечем. Не помогут и цифры господдержки и бодрые рапорты о больших суммах для появления стабильной сотовой связи в отдалённых забайкальских сёлах. Сулили, как будто, миллиард…

Окончание. Начало в №41

Откровенно о больном

В Верхние Куларки мы попали вечером. Посмотреть на производственный цикл молокозавода, что уже 25 (!) лет работает в отдалённом селе по Шилке, не удалось. Зато сразу же услышали заведующую предприятием и одновременно руководителя сельхозартели «Куларки» Галину Владимировну Пихтовникову. «Когда деньги за утопленные посевы будут? Субсидию на молоко уже 10 месяцев не видели. У меня в артели 30 человек, и всем МРОТ заплатить надо. Горючего 200 литров всего осталось. А в помещении чувствуете, как холодно? Топиться нечем, гнильём топимся, а живём в лесу. В прошлом году так и не получили лесосек в лесничестве, всю зиму сухостоем топились. Потом район помог – выделил деньги на топливо, купили дрова у индивидуального предпринимателя», – выплёскивает одним махом руководитель.

Если говорить про сельхозартель, то тут сеют по 200 гектаров пшеницы и овса. Пашни маленькие: в лесном районе не разгуляешься, и небольшие участки – в основном по склонам. Летние дожди унесли большую часть посевов, к ним ещё и селевые потоки присоединились; в общем, поработала стихия. «Обмолотили остатки – 50 гектаров пшеницы и 40 гектаров овса. 50 тонн намолотили. Думаю, до нового года хватит. Зерно и овёс мы всегда продаём местному населению, нынче, наверное, тонны две только сможем продать», – подводит итог Галина Владимировна.

Заместитель министра сельского хозяйства края Александр Александрович Тюкавкин тут же показывает Галине Владимировне реестр получателей средств господдержки пострадавшим от наводнений по посевам: 1,8 млн рублей когда-то придут на счета сельхозартели. Поскорей бы.

На федеральном уровне не вошла в реестр объектов, пострадавших от паводков, молочно-товарная ферма (она в Нижних Куларках), утонувшая за весну и лето не один раз и разрушенная водой. Ферма эта – ещё один нонсенс в глубинке: 100 фуражных коров, три доярки и, как и везде, большие проблемы с кадрами. Этим летом первая вода пришла в сёла 25 апреля, потом были паводки июля и августа, незатопленных огородов в сёлах практически не осталось. «Утопило всё, коровы домой подоиться приплывали», – слушаю руководителя. Не один раз вода отрезала Нижние Куларки, куда не мог попасть молоковоз, молоко попросту пропадало.

Вопрос со строительством нового здания сдвинулся с места чуток: в начале сентября артель зашла на аукцион и получила деляну для заготовки строевого леса, оплатили 85 тысяч рублей, а до сих пор грязь и распутица не дают туда попасть. Так что-то, как будут зимовать бурёнки сельхозартели, – большой вопрос.

Оборудование скромное, продукция натуральная

Мы на экскурсии в маленьком здании цеха. Охладитель, сепаратор, маслобойка, ёмкость для варки сыра. Всё скромно, и оборудование новизной не сверкает, но отличается надёжностью. «Импортное. По-моему, из Голландии. Иногда не понимаю, почему нам нужно поддерживать отечественного производителя, у которого качество не то. Брали мы нашу маслобойку – не сравнить с импортной», – комментирует представитель «Рассвета» Татьяна Белова.

В цехе трудятся четрые оператора. Летом, когда идёт «большое» молоко, работают в две смены. В сутки перерабатывают одну тонну молока. Ассортимент приличный: сливочное масло, творог, йогурт, сметана, кефир, творожная масса, снежок, сыр «Адыгейский». «Можно сказать, что масло и творог летом делаем каждый день, их можно на хранение положить. Остальную продукцию делаем по заказам, потому что она у нас только 72 часа хранится. Скоропортящаяся, а значит, натуральная», – рассказывает Галина Пихтовникова.

Техника есть, людей не хватает

Проезжая по селу, успела сделать фото старенького комбайна. Интересуюсь, как в сельхозартели обстоит дело с техникой. В очередной раз удивляюсь умению распоряжаться средствами и не влезать в долги. «Комбайнов у нас два. «Енисей» в 2015 году Владимир Георгиевич Лоскутников помог по лизингу купить. В 2019 году «Ниву» купили – накопили сами, обошлись без кредита. В 2015 году брали «Беларусь», оформляли кредит. Летом взяли, к Новому году погасили за счёт субсидии. Приобретали сеялки «Омичка», пресс-подборщик, косилки. В общем, техника есть», – рассказывает руководитель.

И не может удержаться от больной темы: скот есть, техника есть, а работать некому: «Из молодых у нас Сергей Елин задержался. Он Кокуйское профтехучилище закончил, лет шесть работает. Понемногу опыта набрался, сейчас сам ремонтировать может. Два брата Волчематьевы – Алексей и Денис. Алексей у нас на комбайне, а Денис охранником на маслозаводе работает. С доярками тоже постоянные сложности».

Уже после командировки знакомимся поближе по телефону. Пихтовниковы – коренные жители Нижних Куларок. «Нас у мамы с папой четверо, я так возле мамы и осталась. Муж Александр Михайлович все годы водителем работал, сейчас на пенсии, со здоровьем проблемы. У меня сороковой год трудового стажа идёт, ветеран труда, пенсия чуть больше 12 тысяч рублей. Работала продавцом, бухгалтером, теперь вот 15 лет руковожу маслозаводом и седьмой год возглавляю сельхозартель.

Больно мне за то, что в деревне происходит. Пособия получают те, кто работать не хотят, девчонки мои, операторы и доярки, работают и пособий не видали. Пандемию мы прошлой зимой на ногах пережили, все болели, а работу не бросили.

Не побоюсь сказать, что горжусь тем, что есть в маленьком селе маслозавод, что утром я собираюсь и иду на работу. Не с пустыми руками иду: несу своё молоко сдавать. Держим коров, и я круглый год дою и сдаю излишки. Хоть своим примером показать хочется, что работать надо и в своём дворе», – делится моя собеседница.

Не спасающая господдержка

А гордиться можно не только маслозаводом, но и людьми, которые стараются жить достойно в таком отдалении, практически без связи. Как-то Пихтовниковых разбудил сосед: у жены подскочило давление, сахар, а дозвониться никуда невозможно. «Захожу, а у них тепляк в два этажа, он по «верхам» лазит, сигнал ловит, у нас тоже сигнала нет. Спасали соседку сами, уколы поставили. Какая у нас скорая с такой связью? «Ростелеком» отвратительно работает, сотовая только с усилителем. Вот сейчас с вами говорю, и на одном месте только берёт, на улице антенна», – слушаю Галину Владимировну.

Летом у Пихтовниковых гостят внуки из Читы (все дети живут в краевой столице). «Чем старше становятся внуки, тем меньше сюда тянутся. Тут работать надо. Этим летом Арина и Лера всю «большую воду» прожили. У нас так сумки с тёплыми вещами наготове и стояли». У супругов два сына и дочка. Андрей – военнослужащий, Александр – машинист на железной дороге, а Татьяна – бухгалтер. Без поддержки родители не остаются. Сыновья к труду с детства приучены. Так что обязательно помогут и дрова заготовить, и сена накосить. Жаль только, что живут не рядом.

…А окрестные сёла пустеют. Сейчас в школьном интернате живут только четверо ребятишек из Лужанков. В Горбице и Усть-Чёрной детишек нет. Нет людей детородного возраста. Как и повсеместно, по краю действует тенденция: молодёжь с детьми едет туда, где есть хотя бы школа.

При знакомстве с Максимом Карелиным узнаю, что семья перебралась в Куларки из Горбицы, что в 40 километрах ниже по Шилке. Новый дом Карелиных рядом с маслозаводом. Он построен за счёт участия в программе по развитию сельских территорий. Примерно 600 тысяч рублей – средства господдержки, остальное – собственные. «Четыре года назад построили, но натерпелись: строевой лес в Могочинском районе пришлось покупать, своей пилорамы не было. Теперь с этим делом попроще, появился свой индивидуальный предприниматель», – объясняет мой собеседник. В новом доме семья теперь точно задержится. А чем держать молодые семьи, у которых есть возможность уехать поближе к городу?

Школа разрушается. Помогите!

Не только молодые едут из села. В 2019 году покинула Верхние Куларки семья Мамонтовых, Наталья Гавриловна четыре десятка лет отработала в школе учителем и директором. Причина? У супруга сильно пошатнулось здоровье, поехали поближе к качественной медицине и цивилизации. Уехали Светлана Евгеньевна Евсюкова и Надежда Алексеевна Дружинина – тоже педагоги, не один десяток лет отдавшие школе.

А мы беседуем с директоровм Еленой Михайловной Деревцовой. «Всё трудней и трудней становится. Школа разрушается, деревянное здание 1964 года. Запах гнили стоит, капитальный ремонт нам не поможет. Стены покосило, балки в некоторых кабинетах провисли. Недавно получили заключение, что проще построить новую, чем ремонтировать.

Да и вообще в данный момент проблема на проблеме. Сорван подвоз детей, потому что вышли из строя автобус и «Газель». Дети из Нижних Куларок в школу ходят пешком за 6 километров, хорошо хоть тут дорога ровная. В интернат из Лужанков тоже возить не на чем. Автобус у нас лет 10 капремонта не видел. Деньги на запчасти до сих пор не выделены. В этом году ещё и дрова для отопления подорожали. Дрова нам готовит индивидуальный предприниматель, кубометр теперь обойдётся в 2000 рублей, в прошлый отопительный сезон цена была 1250 за кубометр», – делится директор. И становится страшно за дальние Верхние Куларки, где разрушающаяся школа «держит» три села. И больно за нас, забайкальцев, которым опять придётся зимой догонять резко подорожавшие дрова (объяснят, конечно, что к чему) и с боем выбивать лесосеки.

Детей в школе сейчас 63 человека. По словам Елены Михайловны, несколько лет ещё численность сохранится, а потом пойдёт на убыль. Сложности и с содержанием детей в интернате. Родительская плата на питание составляет 60 рублей в сутки, и она не всегда вносится своевременно. Бюджетных средств на питание в интернате нет, то есть накормить детей нужно пять раз в день на 60 рублей. Поддерживает ребятишек тот факт, что они один раз в день получают питание в школе как дети из малоимущих семей.

Кадры: найти, уговорить, удержать

Второй раз в Верхних Куларках слышу о проблемах со связью.

«У нас бухгалтерия централизованная, как мне с ними работать, если нормальной сотовой связи нет? Она в одном месте. Стационарный телефон работает через раз, сейчас нам его отключили, так как лимиты кончились. Шестой месяц в школе нет интернета, мы работаем по проекту ФЗО с компанией «ТТК». Был бы свой бухгалтер, было бы проще, а так вообще невозможно работать при такой связи», – характеризует положение директор.

Она из коренных. После окончания педколледжа работала в малокомплектной начальной школе села Горбица. В 2002 году тут не было даже электричества. Через полтора года перевели в Верхние Куларки, так что скоро 20 лет стажа наберётся. На одном месте в родном селе.

Школа в Верхних Куларках средняя, и держится она на ветеранах, которые до сих пор составляют основу коллектива. Долгое время он был стабильным, но теперь уехали учитель математики и русского языка и литературы. Елена Михайловна перечисляет всех, кто больше трёх десятков лет учил и продолжает учить ребятишек: Виктор Алексеевич Макушев, Елена Викторовна Боробова, Анатолий Викторович Евсюков, Ольга Петровна Ананьина, Валентина Петровна Баранова, Светлана Антоновна Шестакова, Римма Петровна Баженова. Физика, информатика, иностранный язык, история и обществознание, биология и химия, русский язык и литература – это предметы, что в надёжных руках ветеранов. «У нас Валентина Петровна Баранова в январе 70-летие отмечает и собирается уходить, а это биология и химия. Кто заменит? Сейчас одна наша выпускница поступила в педколледж и уже пишет, что к нам не поедет. Ещё повезло, что приехали к нам два молодых педагога – учителя математики и русского языка и литературы. Стараются, молодцы они у нас», – слушаю я директора. Удивляюсь и неожиданному способу привлечения учителей: с одним из педагогов директор познакомилась в соцсетях и долго уговаривала приехать. Получилось. Администрация выделила квартиру, и молодая семья прижилась в селе.

Остаться дома

Она прижилась, а вот Денис Пестерев просто остался дома, в Алие, и решил работать на земле. 6 октября мы побывали в его крестьянско-фермерском хозяйстве. В статусе фермера Денис три года. На начало визита главы КФХ на месте не оказалось по вполне прозаичной причине – поломался комбайн, и Денису пришлось срочно выехать в Нерчинск для покупки запчастей. «Енисей», оставшийся с колхозных времён, за время уборочной «бастовал» не единожды. Три раза пришлось покупать запчасти, на которые ушло около 20 тысяч рублей. Хорошо, что комбайнёр Сергей Вырупаев – опытный (колхозных времён школа!). Делегацию вначале встречал отец Дениса Иван Анатольевич Пестерев, учитель Алиинской средней школы. Не просто так встречал: дело это можно семейным подрядом назвать, родители сына во всём поддерживают.

Пока суть да дело, заочно с семьёй Пестеревых знакомит глава сельского поселения Татьяна Плотникова: «Денис политехнический колледж окончил и домой к родителям вернулся. Он в семье младший – 23 года, Виктор, Сергей и Ольга из села уехали, а он остался. Рады мы, что фермер в Алие есть, территория бывшего МУП «Нива», где Денис ведёт хозяйство, теперь в деле и под присмотром».

Пока беседовали с отцом, и сын подоспел. Когда-то он с отцом на сенокосе работал, на трактор сел в шестом классе, а теперь отец садится за рычаги трактора на вспашке посевных площадей КФХ. Хозяйство у молодого фермера многопрофильное: посевы пшеницы и овса, 50 голов крупного рогатого скота и свиноферма. А начинал с 15 голов скота с отцовским трактором МТЗ-80. В хозяйстве 30 гектаров пшеницы и 14 гектаров овса. В момент визита уборка ещё не была завершена. Звоню 12 октября, и он уже подводит итоги: «Овса намолотили по 25 центнеров с гектара, а урожайность пшеницы составила 31 центнер на гектар».

Говорим о делах, планах и кадрах. «Повезло нам, что достались от МУП складские помещения, есть где урожай хранить. Склад хороший. Переделали бывшую котельную и гаражи под свинарник. Заниматься свиноводством решили, когда получили первый урожай. Нам его хватает на год, покупать не нужно, так что получается выгодно. Сейчас у нас восемь свиноматок, отобрали самых хороших. Планируем приобрести ещё в Нижних Ключах. Себестоимость не рассчитывали, но продавать мясо несложно, потому что Сретенск и Кокуй недалеко. Везём на рынок или по заказам по цене 350 рублей за килограмм, поросят у нас охотно покупают», – рассказывает Денис. Кроме того, что в хозяйстве выращивают скот на мясо, семья ещё и реализует молоко небольшими объёмами. «У нас аппарат свой есть, доим сами. Думаю, в будущем и молоком можно заняться, рынок сбыта найти несложно, и кадры найдутся», – отвечает он о возможности заняться производством молока.

Работать без выходных

Ему удалось увеличить парк техники: купили ДТ-75 и МТЗ-82, а в планах-мечтах – приобретение пропашного трактора. На комбайн пока не замахиваются: средства не позволяют. «Комбайнёр Сергей Владимирович Вырупаев нынче на пенсию пошёл, но помогать ещё обещал, собрался комбайн к следующей уборочной готовить», – делится фермер.

Задаю вопрос об увеличении объёмов и слышу ожидаемый ответ – средства пока не позволяют. У фермера всё рассчитано: сколько кормов – таково и поголовье. По-хозяйски. Но сделать шаг вперёд с привлечением средств господдержки хочется. Два раза Денис подавал заявки на конкурсный отбор по грантам. Вначале на «Начинающий фермер», потом участвовал в «Агростартапе». Оба раза неудачно. «Года через два-три ещё буду пробовать», – говорит мой собеседник, и я мысленно желаю ему удачи.

И думается, что таких молодых и рисковых, имеющих желание работать на земле, надо бы вести и лелеять, чтобы сельское хозяйство Забайкалья было представлено не только агрохолдингами. Хотя бы потому, что их единицы, а из студентов аграрного института в количестве пять десятков поднять руку вверх на вопрос о желании идти в сельское хозяйство могут только один-два. Кстати, Денис Пестерев заочно учится в Забайкальском аграрном институте по специальности «агроном». Агроинвесторы в растениеводстве везут агрономов из других регионов. У «Тероса» это Казахстан и Алтай. А фермеров в сельскохозяйственном Сретенском районе всего 7 человек, и, что греха таить, работать на земле всё трудней и трудней. Сейчас не скажешь, сколько КФХ в крае свернули свою деятельность, хотя получали и благополучно осваивали средства полученных грантов. Почему? Да всё по той же причине: нет пастухов, доярок, табунщиков, сложно найти знающего тракториста. А ещё рядом есть конкурент – горнорудная промышленность, это вахты и отрыв от земли. А на ней работать надо без выходных и праздников. Не каждому по силам.

P.S. У фермера Дениса Пестерева появляется сосед – на территории бывшего МУП «Нива» предстоит строительство убойной площадки. Это часть планов индивидуального предпринимателя Владимира Богданова из Сретенска. Он замахнулся на СПоК «Перспектива», где в планах ещё значится переработка мяса и хранение картофеля. Кооператив стал грантополучателем, и предстоит освоение средств. А станет ли кооператив подспорьем для молодого фермера, покажет время.

В №41 в материале «Усть-Карск – Куларки» вместо «руководитель СППК «Рассвет» Татьяна Белова», следует читать «представитель СППК «Рассвет» Татьяна Белова. Вместо «Виктор Лазуняк» читать «Виктор Разумейко». Автор материала приносит свои извинения героям репортажа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)