Верхняя Хила

А мы и не скрываем, что из деревни родом…

28 октября улочки Верхней Хилы чуть припорошило снежком, непривычным, без обжигающего предзимнего морозца. На улицах тишина: у ребятишек каникулы. В центре – памятник земляку, Герою Советского Союза, лётчику Николаю Васильевичу Бородину. В утренний час и скотины не видно: она ещё во дворах, ждёт водопоя. На центральной улице, при подъезде к сельской администрации, вовсю идут работы по строительству амбулатории. Здание обещает быть основательным, из красного кирпича. Рядом – действующая амбулатория, куда и заходим для знакомства…

Кто работать будет?

«Строят… Только кто работать-то там будет? Нам никакой замены пока не предвидится. В медицинские учреждения никто учиться не идёт. Если и поступят, вряд ли вернутся: кому сейчас в деревню ехать хочется? Особенно удивляются, когда спросят, какая у меня зарплата», – комментирует положение с медицинскими кадрами акушерка Нина Номоконова. Её поддерживает и детская медсестра Галина Золотухина, раскрывая цифры дохода: у медиков и водителя скорой помощи – 19 тысяч рублей, у санитарки – 16 тысяч. Нина Леонидовна в медицине 33 года. Верхняя Хила – её родина, тут родилась 53 года назад. Кстати, в родильном доме сельской участковой больницы, которая когда-то была в Верхней Хиле. Теперь тут только две койки дневного стационара. «Без проблем тут роды принимали, теперь пункты назначения для рожениц – Чита и Шилка. Да и с пополнением негусто. В этом году родились два мальчика и девочка, шесть беременных на учёте», – рассказывают коллеги.

Галина Владимировна тоже из коренных, вернулась домой в 1986 году, да так и осталась. Акушерка по образованию, прошла специализацию, чтобы заменить уехавшую медицинскую сестру. Одна из её обязанностей – контроль за малоимущими и проблемными семьями, где растут дети. «Таких у нас около двадцати семей. Посещаем вместе с представителями администрации, социальными работниками. Беседуем, увещеваем. Кому-то на небольшой срок помогает, а на кого-то не действует. Трудно с такими семьями, детей жалко», – рассказывает она.

Нина Леонидовна говорит о том, что через три года заканчивается сертификат, и подтверждать его они вряд ли будут: устали. Стало тяжело работать с людьми, нет сил смотреть на то, что люди по-прежнему умирают от алкоголя, да и пандемия не добавляет оптимизма.

«Строительство ФАПов в сёлах опоздало как минимум на 20 лет, работать в них сейчас некому», – поддерживает коллег врач общей практики Виктор Львов. Позабытое распределение позволяло легко направлять в сельские участковые больницы врачей. Виктор Гаврилович в Верхней Хиле 30 лет. Уроженец Чары все годы работал в сёлах Шилкинского района: вначале в Чироне, потом здесь. Каково это – быть специалистом в единственном лице? «Трудно самому принимать решения, когда просто не с кем посоветоваться или счёт идёт на секунды. Сейчас вроде бы и появились средства связи, но интернет неустойчивый, не установлены нужные медицинские программы. За бумажную работу бьют сильно, с людьми и поговорить некогда, лишь бы записать. У меня уже ближайший план – доработать до отпуска и уйти, пенсию по выслуге лет выработал», – характеризует он современный момент и говорит о том, что хорошо: хотя бы лекарства на амбулаторию выделили.

Есть для врача и временные послабления: в связи с эпидемией коронавируса стало меньше вызовов на дом. Даже алкогольная интоксикация, что была для него основной причиной вызовов, отошла на второй план.

Мы талантами богаты

Культура и образование в селе – по соседству.
Только зашла в библиотеку, расположенную в одном здании с Домом культуры, и сразу же попала под обаяние улыбчивой и жизнерадостной Анны Тараненко. «Что у нас хорошего? Людей талантливых много», – говорит с улыбкой Анна, и мы открываем фотогалерею в её смартфоне. «Вот смотрите, это наша Валя (художественный руководитель Дома культуры Валентина Пономарёва). Она у нас главная певунья, можно сказать, талант этот в семье Арелтуевых по наследству передаётся. Пели бабушка и мама – Екатерина Семёновна Арелтуева, мать-героиня, 12 детей вырастила. Она дояркой работала. У Вали и сын поёт и танцует, а она у нас во всех районных фестивалях участвует – казачьем, ретро, имени Лозина».

«Казачьи песни – мои любимые, даже не знаю, почему», – признаётся Валя, и мы смотрим запись участия сельского Дома культуры в казачьем фестивале. «Казачья», «Пчёлочка златая», «Атаман» – о верности и удали, о любви к родному краю и уважении к своему прошлому. Чистый голос, зелень луга, лошади на водопое и маленький мальчик в форме забайкальского казака с жёлтыми лампасами создают неповторимую атмосферу. Её дополнят чаепитие с самоваром, рецепт медового кваса, настоянного на душистом отваре чабреца, и традиционное забайкальское гостеприимство.

Новое веяние времени – работа в режиме онлайн – весной научило культработников работать без зрителя. В надежде, что земляки оценят, посмотрев видео.

А фотопутешествие и заочное знакомство со звёздами и талантами Верхней Хилы продолжается. «Вот наш баянист Николай Семёнович Тараненко и бывший директор Дома культуры Виктория Борисовна Потапова. Николай Семёнович на все просьбы обязательно откликается. Вот 9 Мая он с баяном на шествии, тут мы гирлянду несём к памятнику. А вот участники районного конкурса «Не стареют душой ветераны» Александр Александрович Патрин и Надежда Владимировна Кузнецова. У нас обязательно 9 Мая шествие с баяном, гирлянду несём и музыка живая. А это уже конкурс «Изгиб гитары жёлтой». Тут наших много участвует. Это Вадим Тараненко и Павел Меновщиков, а это Ольга Золотухина», – слушаю я Анну, которой так и хочется обо всех рассказать. И мы рассматриваем тотемные маски Владимира Пономарёва, домик для детсадовских ребятишек Евгения Прокопьевича Ваулина, осенние дары Валентины Козловой и груздяно-овощные богатства Людмилы Арсентьевой из клуба «Хозяюшка».

Бумажный перевес и ветеранское плечо

К разговору присоединяется директор Дома культуры Алёна Тараненко. Она начинала работать в сельском ДК в 1988 году. «В 2006-м ушла, а в августе этого года вернулась. В клубе у нас за это время ничего не изменилось, только стенка внутрь упала. Окна старые, полы тоже, потолки подтекают. Капитального ремонта не было вообще, последний раз побелили и покрасили полы, и всё. О новом здании мы не мечтаем, хотя бы окна поменять», – характеризует положение руководитель и говорит о том, что раньше было больше возможности работать творчески, а сейчас одолели бумаги.

Как и в большинстве забайкальских сёл, молодёжи мало, и искать поддержку приходится у ветеранов, которые всегда помогут. «Нина Николаевна Путинцева у нас сейчас неофициально возглавляет совет ветеранов, в него много педагогов входит, которые ушли на пенсию. Жаль только, что уезжают они из села. Мы так и говорим: «Это наша элита». Жизнь такова, что с возрастом перебираются поближе к детям. Село от этого, конечно, много теряет», – рассказывает Алёна.

Отдавать и помогать

Знакомство с социальным работником Валентиной Козловой было случайным: она забежала в библиотеку забрать своё творение в стиле алмазной мозаики, на конкурс приносила. «У нас в Верхней Хиле пять соцработников. Кроме меня, это Марина Толмачёва, Анна Арелтуева, Анна Лагунова и Олеся Салмина. У каждого по пять человек на попечении. У меня один дедушка и четыре бабушки. Самой старшей, Натальи Ивановны Путинцевой, не стало. Привыкли мы друг к другу, они меня ждут. Надо и помочь, и поговорить: общение для пожилых людей очень важно. Вот сегодня с утра в одном доме уборку сделала, продукты купила, сейчас пойду воду из бочки на улице вытаскивать», – улыбается Валя, которой случается в день выносить по пять двухсотлитровых бочек воды, включая свой дом. Муж работает вахтовым методом, и она остаётся с сыном, дочкой, домашним хозяйством и работой. Вот такая разминка для маленькой и хрупкой женщины, что уже 12 лет весной копает и сажает огороды, зимой заносит воду и охапки дров и наводит порядок в домах пожилых людей.

В связи с пандемией социальным работникам сократили заработную плату, отменили стимулирующие выплаты, что бывали один раз в квартал, и убрали доплату за работу в сельской местности. То есть дрова, вода и труд на земле их вроде как не касаются. «У нас норма – 350 услуг в месяц. Их надо оказать и сдать собранные за оплачиваемые услуги 400 рублей. Не выполняю, значит, не добираю нужные баллы и получаю меньше.

Кроме работы, ещё отчёт каждый месяц сдаём. У меня и моих подопечных у каждого дневник, куда я записываю всё, что сделала, а они расписываются. Четвёртую часть пачки «Снегурочки» трачу в месяц, хорошо, хоть бумагу выдают», – рассказывает она и торопится на работу. «Валя у нас общительная и отзывчивая, её наши старички любят, успевает и в объединении «Хозяюшка» участвовать», – говорит о ней Аня Тараненко и показывает фото. Валина дочка Соня на фоне гряды с внушительного размера тыквами. Фотоконкурс такой в Верхней Хиле проводили.

Чтобы была трудовая основа

С директором школы Станиславом Юрьевичем Литвинцевым беседуем по телефону. Он тоже из коренных, в родной школе – 31 год, из них последних 17 – в статусе директора. В общем-то, на своих выпускниках школа пока и держится: из восемнадцати педагогов десять её и окончили да домой вернулись. «Пенсионерка по возрасту у нас только одна – Татьяна Григорьевна Пальшина, она у нас завуч, уговорили, чтобы вышла без преподавания химии, которую все годы вела. Так что можно сказать, поработаем ещё», – делится директор.

В Верх-Хилинской школе учатся ребятишки из четырёх сёл – Васильевка, Ульяновка, Золотухино и Верх-Хила. Все на подвозе, на балансе – автобус и «Газель». Нет проблем и с водителями, а один из них – Иван Николаевич Макарьевский – ещё и мастер производственного обучения. Дело в том, что школа эта особая. Здесь умудрились сохранить базу для трудового обучения и мальчиков, и девочек. «У нас станки есть, столярный и слесарный, швейные машинки, печи, посуда. Так что мальчишек учим с деревом работать, а девочек – шить и готовить. С девочками Ирина Дмитриевна Литвинцева работает, а с мальчишками – Иван Николаевич», – рассказывает Станислав Юрьевич. Но и это ещё не всё. Выпускники школы, кроме аттестата об образовании, получают ещё и удостоверение тракториста.

Конечно, за такую возможность директору приходится немало хлопотать, и уже нет базы, чтобы учить пацанов автоделу. И водительские удостоверения школа много лет давала. База эта с колхозных времён сохранилась. Тогда были в школе два гусеничных трактора, грузовая автомашина ГАЗ-52, МТЗ-80 и даже картофелекопалка. Передавалось это имущество школе от колхоза спокойно, без всякой бумажной волокиты. «Я когда в школу вернулся, ещё был предмет «общественно-полезный труд», была ученическая производственная бригада, детей к труду приучали. Наши парни после школы и сейчас на трактор сядут и на сенокосе помогут. Разве это плохо? А сейчас даже уборка в школе детям запрещена, разрешение родителей нужно. Так что это хорошо, что мы лицензию на профессионально-техническое образование сохранили», – говорит Станислав Юрьевич.

В надежде на новую школу

Науке владения техникой он обучает сам, первая специальность у директора – мастер производственного обучения. Успел в Томске поработать, а потом домой вернулся: надо было о маме позаботиться. Вот так и вернула жизнь на родину.

По сегодняшним меркам школа не маленькая, тут 167 ребятишек. Для сравнения, в 1981-м было 380. За годы директорства Станислава Юрьевича цифра не падала ниже 158. То есть какая-то стабильность в селе появилась. Первоклассников в этом году 15, а в одиннадцатый пошло 5 человек. В десятый класс из двенадцати девятиклассников пошли семеро; больше стали поступать в техникумы: выбирают лесотехнический, горный, школу МЧС.

Самая большая проблема – старое здание, детям и педагогам приходится ютиться в шести строениях. Планы по строительству школы давние, и озвучены они на всех уровнях. Сельская администрация уже и два участка отмежевала под строительство – основной и резервный. Дело, как всегда, упирается в деньги. 13 миллионов рублей нужно только на проектно-сметную документацию, чтобы привязать уже имеющийся проект Бурятии к местности. «Одно хорошо: благодаря тому, что зданий несколько, мы при пандемии можем учить детей: один день в неделю закрываем на санобработку, а потом принимаем ребят снова», – поясняет директор и рассказывает о последнем разговоре с губернатором края. «О проблеме знаем, будем изыскивать средства», – услышал в ответ. Ждут и надеются.

С проблемами и успехами

По данным, полученным от главы сельского поселения Светланы Номоконовой, в поселении проживает 1180 человек, из них трудоспособного населения 675 человек. 359 работают в селе, 159 выезжают на вахты. В Верхней Хиле пять ИП, пять магазинов, два участка ДЭУ, лесничество, только в школе 54 рабочих места. Есть пекарня индивидуального предпринимателя Артёма Посёлкина, КФХ Баясхалана Даширинчинова и Галины Стафеевой.

Глава – из коренных, в должности год, до этого работала заместителем в сельской администрации, так что дело не в новинку. Говорим об успехах. Самый большой – новые водокачки в Верхней Хиле и Васильевке, что построены благодаря участию в программах и софинансированию на местах. «Люди денежку со двора собирали, предприниматели и фермеры помогли. В Верхней Хиле 88 тысяч рублей так собрали, а в Васильевке – 1700 рублей, там 120 человек проживают. В числе позитивных моментов – площадки и памятник в Ульяновке. Теперь и на центральной усадьбе нужно Парк Победы в порядок привести.

Что заботит? Строительство школы и ремонт Дома культуры. «В ДК требуют замены система отопления, окна. Весной произошёл обрыв теплотрассы, с апреля не топили. Карантин выручил, потому что удалённый режим действовал. Восстановил работу ЗабТЭК, что работает в поселении, сейчас в здании тепло», – обозначает вопрос Светлана Валерьевна.

Уезжая из села, подвела для себя итог: почти все мои собеседники родились здесь и, несмотря на все перипетии, не оторвались от земли. От Ани Тараненко услышала: «Напишите, что мы и не скрываем, что из деревни родом…» Написала.

…«А вы знаете, кто хоть раз в жизни поймал ерша или видел осенью перелётных дроздов, как они в ясные прохладные дни носятся стаями над деревней, тот уже не городской житель, и его до самой смерти будет потягивать на волю» (Антон Павлович Чехов, «Крыжовник»).

3+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)