Здравствуй, «Земля»!

Нам пишут забайкальцы – вы, дорогие наши читатели. Замечаем – когда в разгаре огородная страда, тоньше становится пачка конвертов в абонентском ящике: некогда селянам, не до того. Когда хлопоты маленько отпустят, тогда есть минутка, чтобы сесть и написать в газету… О чём? Да обо всём на свете! Чаще – о проблемах, ещё – о публикациях, которые затронули сердце.

«С нас ещё и налоги?!»

«Прочитала статью «Молочко продал – заплати налог?» в №34 от 25 августа, – делится мыслями Н. Григорьева, с. Кондуй, Борзинский район. – Нет, дорогие депутаты! Вы пройдите по сёлам и посмотрите, как они выживают. У нас в селе половина жителей, а может, чуть больше – пенсионеры. Не держат животину, потому что сено дорогое и сил уже нет. У кого свой трактор, ещё держат, и даже по 12–15 голов, но какой ценой им это достаётся? Солярка дорогая, запчасти ещё дороже. У всех есть дети, внуки – им надо помочь. А вы: «Налоги платите…»

У нас с сыном две коровы, два телёнка. Даже если останется на продажу 2–3 литра молока, так ведь в город везти – надо машину нанять, за 100 км дороги оно закиснет. И с этого мизера ещё и налог заплатить?

Зато прочитала в другой газете сведения о доходах российских чиновников. Миллионы и даже миллиарды получают за год. Я была в шоке. Вот с кого бы налоги брать. С народа побольше норовят сдёрнуть, а рост цен никто не может или не хочет остановить. Берите налоги тогда с продавцов алкоголя (даже некоторые пенсионеры отравой торгуют). Пьют люди – гибнет село.

Раз у нас депутаты голодные, попросить Мишустина, чтоб выделил им субсидию на хлеб? Может, подобреют и перестанут терроризировать простых людей своими идеями. Чиновники получают миллионы, а мы – 10–12 тысяч да какое-нибудь мизерное пособие. Да в селе и за 10 тысяч найти работу – проблема.

Считаю закон о самозанятых последней попыткой добить село. Кстати, ещё у нас собачки и кошечки – с них тоже можно брать налог. Как до сих пор не додумались?!»

«Проверили – доложили, а ничего не меняется»

«Уважаемые сотрудники газеты «Земля», в одном из последних номеров я прочла «Крик души» от В. Крючкова из с. Зюльзикан и сразу же, не дочитав газету, пишу вам. У нас, в Шелопугинском районе, происходит всё то же самое!.. Уж сколько этих «криков о помощи» мы посылали в разные инстанции. Нам отвечали, что «всё у нас хорошо». Пропало последнее доверие даже к нашему «верховному» депутату Н.В. Говорину. Приезжает он к нам часто, видит все безобразия, обещает помочь, уезжает, и всё становится только хуже». Это строки из письма жительницы с. Глинянка Шелопугинского района Веры Сосниной.

«Так же, как и в Зюльзикане, – пишет женщина, – наших умерших увозят либо в Балей – это 80 км от нас, либо в Газ-Завод или Нерчинск – 100 км и держат летом в морге без холодильной камеры. Как мы потом хороним своих родных – это ужас!.. Мы, оказывается, даже смерти достойной не заслужили. Наши жители, особенно «дети войны», ветераны, по половине жизни отдали труду в сельском хозяйстве, нашей Родине. Ну разве это не беспредел?»

Беспредел, да ещё какой… А ведь это не первое письмо из села. Но когда приходят ответы из ведомств, характер комментариев один: сгущает краски народ, не замечает своего счастья. Вот как выглядит это «счастье», если требуется помощь врача-окулиста. Из того же письма: «К глазному врачу едем в п. Кокуй Сретенского района. Выезжаем в 6 утра с направлением на приём. Приехали, нам отвечают, что врача сегодня нет, он принимает в Сретенске, и надо его подождать аж до 17 часов. В регистратуре нет ни номера телефона врача-окулиста (или не дают?), ни номера поликлиники в Кокуе, ни расписания приёма больных. В какие дни недели там принимают из других районов? С нами вместе маялся до пяти часов дня и мужчина с больным глазом из Нерчинска.

В конце концов, врача прошли. Через две недели надо было ехать повторно. Снова в Шелопугино. Регистратура. На этот раз у них компьютер «завис», так что едем на приём в краевой центр – за 400 км! Мы же на восьмом-то десятке «здоровые», трясёмся по нашей дороге на маршрутке, а главное – мы «миллионеры». Кроме всех прочих трат, ещё и остановиться где-то надо: полчаса приём и торчите до завтра, до следующей маршрутки…

А вот и второй пример, ещё похлеще. Анна Федотова ещё в марте подвернула на работе ногу. В нашей больнице назначили лечение, но нога болела всё больше, а впоследствии обнаружилось, что нога сломана. Анне наложили гипс, а после его снятия нога продолжала болеть… И вот, уже в сентябре, в Шелопугинской ЦРБ дали Анне направление в Первомайскую больницу, и, созвонившись с врачом, она поехала туда сначала на маршрутке, а от отворота на Первомайский – на такси. Но по приезде в больницу ни главный врач, ни его заместитель даже не взглянули на направление, где написано, что нужна срочная операция, с больной поговорили только по телефону и в грубой форме. Зам. главного врача сказала, что специалистов сейчас нет, и предложила ждать до понедельника (три дня), а нога болит нестерпимо, отекла и вся посинела. Анна дозвонилась до министерства здравоохранения края, но там вежливо предложили вызвать скорую помощь. Выяснилось, что услуга платная, Анна ответила, что заплатит, но в ответ: «Специалистов нет».

Анна – мать троих детей, младшему три года, муж находится на вахте. Дорогие наши чиновники, зачем же тогда вы постоянно твердите об охране материнства и детства? Анне нет и сорока лет, а что уж говорить о нас, стариках!

Один специалист работает в трёх кабинетах и бегает из одного в другой, а больные терпеливо сидят со своими болями и ждут. Едут из отдалённых сел, кто на чём может, а не дождавшись приёма, едут и на второй, и на третий день… Это где же мы живём, господа от медицины? Видимо, в процветающей России?

Теперь у нас в крае снова новый министр здравоохранения. Как госпожа Анна Шангина предполагает нас «здравоохранять»? И зачем во всех СМИ трезвонить, что сохранят малые села, что помогут решить проблемы?..

Уважаемая редакция, просим вас считать это письмо официальным обращением к губернатору Забайкальского края А.М. Осипову, а в случае очередной отписки обещаем, что как ходоки в начале XX века ходили к Ленину, пойдём в Москву. Только вот пустят ли нас туда в XXI веке, сомневаемся. И кто же нам ответит на этот раз?»

В №39 было опубликовано письмо из Усть-Кары. Проблемы те же: медицинская помощь недоступна, но «всё хорошо, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо…»

«Полный бардак!»

Так характеризует положение Могочинского района горняк Н.И. Нозимок. Пенсионер спрашивает губернатора Александра Осипова, почему идёт массовое разграбление района: «Все предприятия платят зарплату в конвертах. На участках золотодобычи сколько намыли и сколько сдали, знает лишь один начальник участка. Чёрные копатели моют везде, и сколько их, тоже никто не знает». Хотя, положа руку на сердце, простой житель начинает сомневаться, действительно ли не знают реальной статистики те, кому положено знать, притом на самом высоком уровне. «Раньше за это расстреливали», – горько замечает автор письма.

Минусов в окружающей действительности подмечено им немало. «Сократили специалистов по ремонту электролиний, осталось шесть человек. Столбы падают. И, не успевая их ставить, провода тянут по крышам жилых домов. А что творится с ценами в магазинах? По сравнению с Читой, где закупаются предприниматели, они выше в разы! Цены никто не регулирует – рынок. А как жить пенсионерам, они ведь ещё и внуков кормят?» Не согласимся с праведным возмущением забайкальца только по пункту, что высокие цены пополняют районный бюджет.

Большие претензии у жителя к работе руководителей района. По его мнению, работа эта если и ведётся, то только на страницах районной газеты.

Серьёзная проблема в посёлке Ключевском с питьевой водой: станция водозабора стоит на берегу озера ниже посёлка. В это же озеро сбегают ручьи с кладбища и поселковая канализация. «Выходит, что Год экологии и чистой воды жителей Ключевского не касается? Почему президент даёт указания, а их не выполняют?» – спрашивает горняк, уверенный, что если и можно найти в России правду-матку, то только в Кремле. И это звучит в каждом третьем письме в редакцию…

Нужна помощница

«Хотела Путину написать, да жалко его стало», – пишет В.С. Попова из с. Песчанка Читинского района. Мы тоже думаем, что помочь пожилому человеку решить бытовые трудности можно на уровне местной администрации и районной службы социальной защиты. Ничего сверхъестественного не требуется – найти ответственную женщину, которая помогала бы по хозяйству. «На девятом десятке трудно шторы повесить, лампочку вкрутить, пыль на шифоньере протереть, – признаётся наша читательница. – Да и болячки после ухода из жизни супруга стали одолевать».

Возраст есть возраст, и все мы с ним столкнёмся, если Бог даст долгой жизни. Помогите, пожалуйста, бабушке. Она согласна платить за уход (после 80 лет за это положена доплата к пенсии). Проблема – найти человека, стоящего на бирже труда, и чтоб он не являлся пенсионером.

***
…Как всё-таки мужественен и силён простой русский человек. Сельчанки преклонных лет, схоронив верных мужей своих, продолжают жить в частных домах. Не попускаются огородом. А сколько цветов в оградах!.. И ведь каждую клумбу надо с леечкой пройти и полить… В 80, 90 лет у хозяюшек идеальная чистота в доме и во дворе. И помощи-то они, если и просят, то в крайнем случае – забор поднять, потолок побелить (голова кружится на верхотуре).

Здоровья вам, долгих лет! Чтобы нам, молодым, было на кого равняться.

Ваши «земляне»

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)