Здравствуй, «Земля»

Обзор писем – одна из самых любимых рубрик. Непростых, но любимых. Она складывается не из впечатлений журналиста о событии, не из суждений политика или краеведа, сообщений служб. Как цветное и тёплое лоскутное одеяло, она стачана вашими мыслями, обмётана вашими тревогами, расшита радостями. Итак…

Деду, Проклу Лаврентьевичу

Объёмный конверт формата А4 доставил в редакцию аж из Анапы летопись большой семьи Курмазовых, что берёт своё начало в Шилкинском районе, в селе Размахнино. С автором – Галиной Петровой – мы хорошо знакомы: в 2016 году публиковали материал о её поисковой работе (женщина специально приезжала в Читу, чтобы в местных архивах и у старожилов узнать о дедах и прадедах). Несколько лет кропотливого труда подарили радость открытий и непередаваемое чувство обретения корней. Но внучка Прокла Лаврентьевича Курмазова не остановилась на этом: всю собранную информацию о роде Курмазовых (от стародавних времён до сего дня) она изложила в виде письма к деду. «Деда, как я долго тебя искала! Ездила даже в Размахнино, где ты жил и работал. Побывала на горе, где кладбище, с одним из казаков, который был изумлён, удивлён, что внучка приехала за 5 тысяч километров, чтобы найти следы прошлого…»

И страница за страницей (час за часом, сиди они после долгой разлуки на кухне за столом или на завалинке в сумерках), Галина Сергеевна рассказывает деду, как и что было за эти годы, какими выросли его потомки, где живут, кем работают. С фотокопий смотрят светлые открытые лица мужчин и женщин, задорной ребятни… Славный род продолжается.

Если вы тоже Курмазовы, живёте в Забайкалье, – позвоните нам. Передадим вам письмо (публиковать тексты такого объёма нет физической возможности, но с удовольствием послужим доброму делу – воссоединению семьи).

…А вот следующее письмо – о том, что большая семья под одной крышей – находка для государства: чем больше прописанных, тем выше коммунальный тариф…

Мусорные недочёты

Жители села Батакан Газимуро-Заводского района рассказывают о том, как у них проходит «мусорная» реформа. Проходит так себе. И всё потому, что реформаторы, по мнению батаканцев, очень далеки от народа. «Вы, уважаемые депутаты, ходили по деревням, узнавали, как сейчас люди живут? Если пенсионерам давали квартиры в советское время, то молодёжи очень трудно приходится: работы нет, жилья своего тоже нет, прописаны у родителей, живут в банях, тепляках. Так что в доме одного пенсионера могут быть зарегистрированы 10–12 человек. Представьте, сколько набежит по тарифу за месяц! А пенсия маленькая».

«Чего взрослые дети за себя сами не платят?» – начнёт защищаться обиженный депутат. Но не всё так просто. Батаканцы объясняют, что мусора в селе на вывоз остаётся мало. Бумага – в печь, пищевые отходы – скоту. «В основном люди чистят дворы весной и осенью, а полгода за что платить?! Чушки и пьяницы (из песни слов не выкинешь. – Прим. ред.) мусор никуда не сдают и валят где попало. Надо до людей требования о вывозе донести, но договор заключить по-нашему: или брать только с хозяина дома (а не по числу прописанных), или по объёму вывозимого мусора раз в полгода. Ведь и вывозит-то его «Олерон+» не на какой-нибудь обустроенный полигон, а на земли соседнего поселения. Где это видано?!»

Люди справедливо отмечают, что за Конституцию их голосовать зазывали, но и в «мусорном» вопросе необходим диалог. Правда, теряют надежду, что их вообще хоть кто-нибудь слышит. «Сотовой связи нет, интернета нет, сидим без электричества по четыре дня – никому нет дела».

Горько, что такое ощущение не только у жителей Батакана.

Вопрос о больнице

В краевом минздраве (а мы надеемся, что газету внимательнейшим образом читают и там) сейчас недовольно поморщатся: «Опять они со своим Харагуном!» Не опять, а снова! Письмо от Валентины Поляковой из Дайгура в тысячный раз доказывает: жителям сёл необходим круглосуточный стационар в Харагуне! «Только там нас, пенсионеров, поддерживают, ставят на ноги, – пишет женщина. – Ездить каждый день на дневной стационар ни сил, ни финансовых возможностей нет! С сотовой связью вопрос тоже никак не решается. Сколько уж просили и писали во все инстанции».

Валентина Викторовна, и мы писали и надеялись, по наивности душевной, что власть развернёт оглобли оптимизации. Или хотя бы приедет в сёла и честно скажет: «Дорогие дайгурцы, харагунцы, хушенгинцы, алентуйцы, сарантуйцы, не обессудьте. Справляйтесь уж как-нибудь сами, чабрецом да припарками». Но ведь ти-ши-на…

«Уважаемый Владимир Владимирович!»

С таким зачином письма в редакцию тоже приходят. Но это – Юрия Данильченко – отличается тем, что автор не просто отмечает недостатки действительности, но и предлагает решение. Довольно оригинальное, на наш взгляд.

«Тысячи россиян живут во дворцах, купаются в роскоши, а миллионы и миллионы наши сограждан в жутких жилищных условиях еле сводят концы с концами. Наводнения, пожары, эпидемии, рост безработицы стремительно увеличивают количество бедных. Пенсионеры пытаются выжить на 10–15 тысяч рублей в месяц. Тяжелобольные дети и взрослые, которым нужна дорогостоящая операция, могут надеяться только на благотворительность. В стране процветают воровство и коррупция. Такое неравенство с каждым месяцем вызывает всё большее и большее недовольство у людей. Усиливается раскол общества».

А предлагает Юрий Тимофеевич создать Всероссийский фонд борьбы с бедностью и управляющую компанию, которая будет распоряжаться фондом и организовывать необходимые мероприятия. «Фонд должен пополняться за счёт государственного и региональных бюджетов, добровольно-принудительных отчислений банков, предприятий, олигархов, конфискованных миллиардов у чиновников-воров, чиновников-коррупционеров и пожертвований граждан. Целесообразно выделить проценты налогообложения». Контроль за наполнением спасительной кубышки автор предлагает возложить на первых лиц государства (забывая, что и они – чиновники!). Целеполагание вполне конструктивное: строить на эти средства фермерские посёлки с добротными домами, подсобными хозяйствами, водой, теплом, газом, электроэнергией. В посёлке должны быть детские сады, школы, медицинские учреждения. Управляющая компания должна решать вопросы, связанные с поставками семян, птиц и животных, кормов, удобрений, утилизацией отходов, переработкой и реализацией результатов труда переселенцев. Рядом с посёлками строить перерабатывающие предприятия. И про широкую агитационную кампанию не забыл, чтобы «в каждом уголке России знали, что малоимущие и потерпевшие бедствие, желающие заняться птицеводством, животноводством или овощеводством, могут бесплатно получить в долгосрочную аренду с правом выкупа мини-ферму».

Там много всего, в том проекте. И чем дольше читаешь, тем больше охота, чтобы сбылось.

А вот и хозяйственники!

Мечты – мечтами, а кушать хочется сейчас. Поэтому наша давняя читательница Андия Матычулина просит газету «Земля» и земляков (агрономов, ботаников, огородников) поделиться опытом:

– как вывести проволочника из картофеля?

– где купить семена горчицы и как её сеять в качестве сидерата?

– как раскислить почву? «Пишут – золой, доломитовой мукой, известью, но как пользоваться и где все это взять? Сколько нужно на 12 соток? Осенью или весной?»

А ещё: сколько дней держать сало под грузом при засолке? Каким перцем лучше обсыпать, да так, чтобы пряность не осыпалась?

Знаете – пишите!

Спасибо, Андия Мухлистовна, за добрые слова о рубрике «Фазенда». Что касается голландского цветка, секреты выращивания которого вас интересуют, то нужно название. Пожалуйста, уточните и позвоните в редакцию – найдём знатоков. И конечно, постараемся выполнить в новом году вашу просьбу и завести в газете календарь «магнитных дней» (от перепадов давления очень страдают пожилые люди).

«Землю» она любила по-особому

Это Владимир Иванов из п. Восточный, что в Черновском районе Читы, пишет о своей маме, Василисе Михайловне Толстихиной, что все годы войны работала медсестрой в читинских эвакогоспиталях в звании старшего сержанта.

«Родилась мама в селе Сивяково. С детства мечтала учиться в сельхозтехникуме, но по обстоятельствам пришлось учиться на курсах медсестёр. После службы её призвание воплотилось в любви к земле: огородничеству, садоводничеству. Я много лет выписывал ей журналы «Работница», «Крестьянка», «Сельская жизнь» и газеты «Забайкальский рабочий» и «Земля».

Газету «Земля» она любила по-особому: там печатали рецепты и советы по выращиванию растений. В огороде у мамы росли помидоры, огурцы, морковь, свёкла, лук, чеснок, укроп, петрушка, репка. А в садике по весне расцветали ранетки, сибирские сливы, сирень, малина, смородина, акации. Около дома росли тополя, посаженные отцом. Мы, дети, как могли, помогали маме вскапывать землю, поливать растения, полоть сорняки, собирать урожай. Так и нам была привита любовь к земле. Сейчас мы трудимся на дачных участках, приняв эстафету от матери; любим природу, нашу Россию, радеем за мир во всём мире.

Нас у мамы было пятеро. Сыновья отслужили в армии, дочь окончила естественно-географический факультет и… курс медсестёр. Впоследствии вместе с семьёй сестра с мужем сотворили чудо на дачном участке – возвели дом, гараж, устроили парники, развели малину и облепиху, создали поливочную систему.

К сожалению, время берёт своё. Матери не стало в 2002-м, а сестра умерла в 2017-м. Для меня это самые лучшие женщины на свете. Мама была моим первым литературным критиком, а сестре я подарил самодельный сборник стихов «Дебют», за что получил от неё «гонорар» и восхищение».

Владимир Борисович прислал несколько своих стихотворений, посвящённых матери и медицинским сёстрам, читинкам Галине Александровне Свинарской и Людмиле Васильевне Сазоновой, которые вместе с ней призывались и служили в эвакогоспиталях. Всех их уже нет на этой земле, но светла память.

Ваши «земляне»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)