Загадай, чтобы вернуться на Алтай

В своей поездке по Республике Алтай очень хотелось получить ответ на вопрос: «Почему Алтай называют «пуповиной Земли» и местом с особенной энергетикой?»

Доподлинно неизвестно, кто и когда впервые назвал Алтай «пупом Земли». Теперь этому выражению смело дают объяснение: территория Алтая находится на одинаковом расстоянии от трёх океанов – Северного Ледовитого, Индийского и Тихого. Вряд ли коренные народы Алтая несколько веков назад помышляли о такой аналогии, но есть тут одна удивительная традиция, и узнав о ней, можно сказать, что совсем не от учёных мужей, а от мудрых алтайцев пошло расхожее сейчас выражение.

Всё дело в том, что в традиции алтайских народов к пуповине относились бережно, как к связующей нити между матерью и ребёнком. Считалось, что, оберегая кин (кожаный мешочек с зашитым в него пупком ребёнка), женщина обеспечивала своё благополучие, ведь счастье матери – в счастливых детях. Когда взрослый ребёнок создавал свою семью, его кин переходил к нему как талисман-оберег.

«До 1930-х годов замужние алтайки носили безрукавную распашную одежду, которую называли чегедек. К поясу выходного, праздничного чегедека пришивали украшение белдуш – металлическую бляшку с чеканным или тиснёным орнаментом. К белдушу подвешивали ключи от сундуков и байры. Байра – маленький кожаный мешочек с зашитым пупком ребенка. Вместе с пупком в мешочек зашивали монету и хвою можжевельника – особо почитаемого растения у алтайцев. А также пулю, чтобы мальчик был удачливым охотником, или бусинки – для девочки. Байры имели разные формы: треугольные и четырёхугольные – для пуповин девочек, стрелообразные – для мальчиков», – читаю на одном из сайтов и пытаюсь в коротких встречах и мимолётных наблюдениях чуть-чуть открывать для себя Алтай.

Главная встреча – посёлок Артыбаш на берегу красивейшего Телецкого озера, что имеет протяжённость больше 70 километров. Именно здесь из него вытекает говорливая Бия, и границу между озером и рекой в посёлке определяют просто: до моста между Артыбашем и посёлком Иогач – Телецкое, после моста – Бия. Кстати, Байкал и Телецкое имеют одинаковую особенность: из каждого вытекает только одна река, а впадает множество маленьких. Маленькие горные речушки несутся по крутым склонам к озеру, нередко образуя водопады, к которым катера и моторные лодки везут туристов. Вблизи Артыбаша на протяжении больше 40 километров по озеру таких водопадов пять.

Прикоснуться сердцем

К самому маленькому водопаду, что на окраине Артыбаша, плыть не надо. Его называют Третья речка, и к нему оборудована экологическая тропа. В самом начале – специфический алтайский юмор две фанерные таблички. Первая: «У брода машины не ставить». Вторая: «Штраф – лопатой в лобовое». Кстати, помогает: следов шин рядом с бродом не наблюдается. Вверх по тропе всё удивительно бережно. Нет привычных глазу забайкальца мусора, пивных банок, следов от костра и сломанных ради развлечения веток. Проходя по тропе, можно узнать, как устроен муравейник, и увидеть знак пешеходного перехода для этих маленьких трудяг. Простое напоминание: «Не рви цветы, они завянут». Таблички с описанием деревьев и кустарников, что встречаются в процессе подъёма, мостики для переходов, альпинистская верёвка, закреплённая в скальнике на отвесном склоне. Всё в идеальном состоянии, хотя никаких дежурных сотрудников не наблюдается, вход свободный.

Около шестисот метров подъёма, и нет ничего, кроме отвесных скал, шума воды и воздуха, того самого, горно-алтайского, который, кажется, не вдыхаешь, а пьёшь так, что с каждым глотком прибывает сил. Удивительное дело, но тут каждое место будто держит и даёт возможность просто помолчать и замереть от величественной красоты. Впереди по тропе наблюдаем целое семейство, вместе со взрослыми – четверо ребятишек, и никакого привычного для ребятни гомона. Просто тишина. Читаю: «Я сорвал цветок – и он увял. Я поймал мотылька – и он умер у меня на ладони. И тогда я понял, что прикоснуться к красоте можно только сердцем». Вспоминаю: «Алтай – место с особой энергетикой». Вдруг понимаю: вот сейчас это действительно так.

Главное для любого туриста на Телецком – экскурсия по озеру. Место сбора – небольшая пристань почти в центре посёлка. Пока ждём всю команду для отправки, беседуем с дежурным на причале. «Сегодня погода позволяет, волны нет, а с понедельника, наверно, сезон закроем. «Пионер» (пассажирский катер) уже не ходит, а мелкие суда пока могут. У нас же как бывает: из каждого лога на Телецком может неожиданно ветер задуть такой, что волна до полутора метров поднимается. Сам один раз в такую попадал, покидало хорошо», – рассказывает Серёга, и мы переходим к житейскому. Он показывает на гору, что высится справа и поясняет: «Вот там заключённые до восьмидесятых годов лес валили, кто-то после срока оставался, потому что всем предлагали: берите лес, стройте. Лес тот вручную пилили, а чтобы со склонов спускать, делали по горе желоба и проливали их водой. Сплавляли лес по Бие. Вырубили много, это отсюда незаметно, а с противоположной стороны много пустот». Как и многие мужчины в Артыбаше, Серёга промышляет охотой на соболя. «Выгода теперь небольшая, за одну шкурку пять тысяч рублей скупщики дают, а когда-то цена до девяти тысяч доходила», – рассказывает он и добавляет, что неважный сезон для охотника – это десятка три соболюшек.

К национальному вопросу

Нам повезло: экскурсию по озеру проводил моторист Витя, что из рода тубаларов, относящихся к коренным народам Алтая. Начинает он неожиданно с откровения, и это уже, как говорится, «к национальному вопросу». Несколько лет, начиная с 2000 года в Турочакском и Чойском районах Республики Алтай отмечали Праздник кедра, или Тюрюк Байрам. «Отмечали у нас в Артыбаше и в Кебезени, по традиции, выделяли на праздник лошадь трёхлетку, а нынче объявили, что средства выделят на праздник Ивана Купалы», – спокойно делится гид, вроде без особенных эмоций, но горечь не спрятать. Отношение к кедру на Алтае особенное, и праздник этот издревле отмечали перед тем, как идти в тайгу за орехом: в конце августа – начале сентября. Объясняется всё просто. Уродится орех – будет много белки, соболя и глухаря. Грызуны жирок нагуляют, лиса, волк и медведь сыты будут, а значит, охотнику удача. Эмблема праздника простая и символичная – соболюшка, что примостилась на кедровой ветке полакомиться орехами. Теперь не только праздник не каждый год проводят, но и подвинули его на летние месяцы, когда на Телецком озере основной приток туристов. Туристический бизнес для Республики Алтай теперь – немалая статья доходов.

Души туристической братии откровение гида касаемо праздника не особо затронуло. Даже пошутили: «Гуляли, поди, крепко, вот и ограничили». Уже на подходе катера к водопаду Эстюба, услышали: «Ой, дерево, а привязать нечего. Есть у кого-нибудь хотя бы влажные салфетки?» Это Светка из компании, что по священному озеру отправилась с запасом пива «для хорошего настроения». Наблюдаю за гидом, направляющим катер к пристани. «Ой, вот я в вашей церкви что-нибудь привяжу», – сдержанно и твёрдо выдаёт моторист и объявляет стоянку. Публика в катере затихает. Что ни говори, а алтайцы – народ особый. За много веков на этой территории не зафиксировано никаких войн. В посёлке Иогач, что находится на противоположном от Артыбаша берегу Бии, сияет куполами православная церковь.

Виктор во время стоянки, пока туристы поднимаются на водопад, успевает поймать на удочку деликатесного телецкого сига (только тут водится) и угостить им туристов. Пока мы спускаемся к пристани, деликатес уже уплетает та самая компания «с пивом», хотя прошло всего 20 минут. Как так? Сиг – рыба чистейшая, и кушать её можно совершенно спокойно после трёхминутной засолки.

Белая лента Алтая

Рассказывать про традиции, связанные с повязыванием ленты, наш гид не стал. Видно, на разных туристов насмотрелся. Места, где к дереву можно привязать ленту, у алтайцев считаются священными, тут нельзя шуметь или сквернословить. В Артыбаше говорят, что дерево у водопада – только для туристов, у местных жителей свои, недоступные постороннему глазу священные места. Тот, кто повязывает белую ленту, клянётся беречь самое дорогое – природу Алтая, традиции и обычаи народа, и хранить ему верность. Повязывая белую ленту, человек просит у своего Алтая, у его хозяина (Алтай ээзи) благосклонности к себе. Своим действием повязывающий ленту выражает свою любовь к природе Алтая. При этом существуют определённые правила, которые должен знать и выполнять каждый, кто повязывает ленту: лента должна быть из новой белой ткани. При повязывании ленты мужчина должен снять головной убор; при повязывании ленты не должно быть смеха; выполняющий это действие должен выразить своё желание или просьбу хозяину горы, попросить счастливого пути, благополучия, здоровья и выразить благопожелание.

Повезло нам и потому, что конец сентября – не сезон для многочисленного туриста. В Артыбаше тихо и спокойно. Вот и наш моторист-экскурсовод не торопится, находит время остановиться у скалы, где можно рассмотреть лик духа озера. Он коротко излагает одну из многочисленных алтайских легенд и говорит о том, что дух озера благосклонен только к людям с чистыми помыслами. «Наших» алтайскими легендами не проймёшь. Вот уже Светкина вторая половина, не опасаясь гнева духа озера, швыряет за борт катера пробку от бутылки, и мы выходим на следующем водопаде. Со смотровых площадок открываются снежные вершины и необычайная озёрная синева. Среди пассажиров второго катера, причалившего к водопаду, пожилая пара, что никак не может преодолеть крутую лестницу подъёма. В глазах мужчины читается отчаяние: многие едут с верой в чудесную целительную силу алтайской воды. Пока стоим у водопада Корбу, причудливая радуга, что поднимается вверх от места падения воды, не исчезает ни на минуту. Наверное, хозяин Алтая благосклонен к людям, которые приехали посмотреть на его землю.

В расчёте на туристов

Гостевой домик «Домашний очаг» сложен из кедра. Наверное, этот запах будет здесь стоять столько же, сколько простоит дом. Почти каждый состоятельный хозяин в Артыбаше теперь пытается заработать на туризме. Наталья, что следит за порядком в гостевом домике, рассказывает, что почти все места на своих участках люди используют под строительство для приёма туристов, стали мало заниматься огородами, а продукцию просто закупают в соседней Кебезени. «Коров тоже мало стали держать, тюк сена у нас стоит 2000 рублей, его, в основном, тоже привозят из Кебезени. Скот держать сложно, кругом тайга, возвращается животина, когда упадёт глубокий снег. Частенько и вообще теряется», – рассказывает Наталья.

Она не местная, приехала из Барнаула 8 лет назад. Здоровье заставило. Работала в медицине и отравилась. Отёки, одышка, никакое лечение не помогало. Решили сменить климат и угадали: всё как рукой сняло. Теперь и сестра приезжает подлечиться живительным горным воздухом.

Наплыв туристов сейчас окончен, и супругам можно расслабиться, лето было жарким: домик, рассчитанный на 19 человек, непрерывно принимал гостей. В посёлке уже почти 10 лет строят гостиницу, но людей, занимающихся строительством гостевых домиков, как видно, перспектива её появления не пугает. Уверены, что работы всем хватит. Мы беседуем утром, по дороге Наталья сделала фото: в синем-синем небе облако с очертаниями ангела. «Живём восемь лет, а удивляться не перестаём, красота тут необыкновенная. Земля, конечно, дорожает, скупают отовсюду – Москва, Питер, Томск, Кемерово», – улыбается она. Теперь Артыбаш и Иогач принимают туристов и зимой: здесь открыта горнолыжная трасса.

Встречая туристов, в Артыбаше и Иогаче предлагают не только экскурсии по озеру и сплавы по Бие, но и традиционные алтайские дары природы – целебные травы, кедровые орехи, алтайские бальзамы, продукцию оленеводства, мёд и продукцию пчеловодства, изделия из бересты и кедра. Глядя на изобилие, остаётся только удивляться, ведь население Артыбаша – немногим больше пятисот человек, в Иогаче – в два раза больше.

В кафе «У Евсеича» здесь обязательно предложат местные деликатесы – салат из папоротника, жареного телецкого сига и алтайский напиток талкан. Всё это – лишь маленькое дополнение к природной красоте и неповторимости этого кусочка Алтая. Несмотря на неотвратимо раскручивающийся маховик туризма, здешние места поражают неискушённых людей своей первозданностью так, что, уезжая отсюда, невольно оглядываешься назад, на удаляющиеся горы, загадывая только одно желание: вернуться. Как ребёнок возвращается к матери, которая хранит его пупок в маленьком кожаном мешочке.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)